On-line: гостей 0. Всего: 0 [подробнее..]
АвторСообщение
ветеран форума




Пост N: 135
Зарегистрирован: 30.11.06
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.08.07 00:59. Заголовок: Тёмное Пламя (продолжение)


ТЁМНОЕ ПЛАМЯ



Оглавление


Часть I
МЁРТВЫЙ МИР ……………………………………………....... 3

Глава I Звёздная-археологическая ………………………………. 4
Глава II Заседание Высшего Совета АГР ……………………….. 28
Глава III Над Иридой ……..………………………………………. 45
Глава IV Луона ……………………………………………………. 51
Глава V Троан …………..…………………………………………. 70
Глава VI Битва ……………………...……………………………... 92
Глава VII Сияющие пещеры …………….……………………..… 108

Часть II
НАУЧНЫЙ ФАШИЗМ ………………………………………… 116

Глава VIII Иридиане …………..…………………………………. 117
Глава IX Сердце Змеи …………..…………….……….…………. 129
Глава X Керр Лёд …..…….………………………………………. 151
Глава XI Шорох прибоя ………………………………………….. 159
Глава XII «Мерцающий» ……………………………………….... 168
Глава XIII «Лабиринт» ………….………………………………... 183
Глава XIV Лабиринты Ириды ……………..…………...………... 188
Глава XV Корны ……………….…………………………………. 194

Часть III
СУМРАК ……………...………………………………………….. 206

Глава XVI Хранители ………….……...………………………...... 207
Глава XVII Схватка …….…….…………………………………... 217
Глава XVIII Переговоры …………….…………………………… 224
Глава XIX Сумрак ……..………..………………………………... 232
Глава ХХ Тёмное Пламя …………………………………………. 242
Глава XXI Полёт кондора ……………………………………. 255
Послесловие ………………………………………………………. 267



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 51 , стр: 1 2 3 All [только новые]


ветеран форума




Пост N: 1089
Зарегистрирован: 30.11.06
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.04.09 23:39. Заголовок: 5. Звездолёт с луон..


5.

Звездолёт с луоноцентрической орбиты послал дублирующие сообщения на Землю и взял курс на Ириду. Шёл на планетарных гравитационных двигателях, на невысокой скорости. Какое-то время потребовалось задержаться на околоиридианской орбите для уточнения места посадки и полного прохождения адаптации к пребыванию на Ириде. Это мероприятие Сандра Кара начала до высадки на Луону. Большинство звездолётчиков, свободных от вахт проводили время в кают-компаниях, обычных местах отдыха экипажа. Войдя в кают-компанию, Эдна увидела Дейру, задумчиво сидевшую в стороне от остальных и пристально рассматривающую разноцветных рыбок в огромном аквариуме.
Девушка, недавно весёлая, озорная, часто становившаяся душой экипажа, замкнулась и сильно переживала. Эдна почувствовав – переживания Дейры связанны с недавним разговором, подошла, поздоровалась, попросила разрешения сесть в соседнее кресло. Дейра обрадовано кивнула и попросила разрешения задать вопрос.
- Я много думала над тем, что вы рассказали. Больше всего удивляет, что Земля получила высокие технологии действительно в очень критический момент. Ещё больше удивляет невероятно быстрая эволюция Земли в последние века. Здесь что-то не так. Например, Академия Стохастики и Предсказаний Будущего утверждает – максимум через сто лет мы познаем Законы Прямого Луча настолько, что сможем строить нуль-пространственные звездолёты. Но ведь система Великого Кольца существует, по-видимому, много тысяч лет, и эти, без сомнения, великие цивилизации все эти тысячелетия имеют только релятивистские звездолёты?!
Яркий пример – Ирида. Мы умеем летать в космос немногим более трёхсот лет, иридиане умели более семисот. Но они и не мечтали о Звездолётах Прямого Луча. Правда, они существенно превосходили нас в понимании электромагнитного поля. Спутники иридиан, запущенные на околоземную орбиту триста лет назад, по сей день транслируют на Луону наши телепередачи, да, к тому же, до сих пор нами не обнаружены… Впрочем, мы их и не искали. Для нас проблема – послать сообщение на Землю. Но ведь это частность, исключение, подтверждающее правило. Всё это по-настоящему удивительно, и я понимаю, здесь скрыта великая тайна, не разгаданная наукой… Но нет ли у вас своего объяснения?
Эдна ободряюще улыбнулась, внутренне поразившись пытливости и глубине вопроса. Она сама рекомендовала Дейру в экспедицию, давно заметив молодого, талантливого, подающего надежды социолога-лингвиста, и порадовалась правильности выбора.
- Вы коснулись действительно великой загадки Кор, – сказала она. – Ещё никто не смог объяснить, почему в конце Тёмных Веков в так называемую Эпоху Ренессанса европейская цивилизация буквально «сорвалась с цепи». За исторически ничтожный срок – 500 лет, к ХХ веку, пройден путь до космического корабля и компьютера, затем развитие только ускорялось. Я много думала над этим, и склоняюсь, что главное проявление Стрелы Аримана в обществе – религия, она со времён возникновения государственности верная прислужница власти, и всячески пыталась помочь власть имущим сохранить своё положение и привилегии. С этой целью все религии стремились отсечь простых людей от научных знаний, навязав им веру в пустые религиозные догмы. Делалось это самыми чудовищными и самыми подлыми путями, прежде всего, путём травли и уничтожения лучших.
Уничтожались и высмеивались творческие личности – учёные и художники, которые в те страшные времена составляли ничтожнейшее меньшинство. Причём в большинстве случаев служители религий уничтожали их не своими руками, а натравливали на них «простой народ» – одураченные толпы обывателей, играя на их комплексе неполноценности, и естественной зависти к духовному богатству. Например, у ацтеков в одном только Теночтитлане в день, в праздники, вырывали сердца у трёх тысяч самых красивых юношей, под крики и улюлюканье одураченных толп искренне уверовавших – истребление лучших это единственная возможность спастись от вселенской катастрофы.
Женщина страдала особенно сильно. Ведь по своей природе женщина склонна к практичности. Она оценивает, прежде всего, то, что по-настоящему полезно для её детей, а значит – для реального мира. И всегда предпочтёт синицу в руке журавлю в небе. И это особенно раздражало религию, ведь её «святые» и «праведники» как раз находятся на небе! Наиболее в веках себя опозорила христианская церковь – объявив женщину прислужницей сатаны, и перейдя от слов к делу. Женщина любит необычное, ценит самобытность в своих детях. В этом нет ничего странного – эти задатки результат длительного процесса отбора, когда выживали общины, члены которых способны на инициативу и мужество. Но именно таких людей и косила Стрела Аримана – направленное зло. Именно религия и направляла Стрелу Аримана против лучших.
Христианская церковь, прежде всего, уничтожала красивых женщин, и уничтожала невероятно мракобесным путём. Женщин заживо сжигали на кострах, замуровывали так же заживо в стенах христианских храмов, нередко вместе с их грудными младенцами, их объявляли «дьяволовым отродьем», доводили до смерти чудовищными, свирепыми пытками. В западной Европе по сей день красивых женщин меньше, чем в остальных регионах, таков «результат работы» святой инквизиции, от него мы в полной мере не оправились даже за два с половиной века Ноосферной Эры. Это не случайно! Подлинная красота, вопреки утверждениям церковников, не только не греховна, она верное свидетельство незаурядности. Бывают, конечно, исключения, но они подтверждают правило. А расправа с лучшими ведёт к доминанте посредственности, та, в свою очередь, к доминанте ничтожества. Вам не приходилось видеть портретов людей тех эпох: фотографий реальных людей, а не рекламных див, реалистические картины, а не приукрашенные фантазией художника портреты королей и богачей? Вы не задумывались, почему люди на них настолько часто некрасивы и даже, подчас, уродливы: толстые или, наоборот, невообразимо худые, низкие или чрезмерно высокие? Почему часто встречается диспропорция лиц? Отчего много злых, нервных, жестоких людей? Объяснение этому я вижу одно: столетиями, даже тысячелетиями в обществе происходил отбор худших в физическом и психическом отношении людей.
В Эпоху же Ренессанса, люди впервые смогли сделать глоток свежего воздуха. Мадонна, трактуемая христианством как бесплотная и бесполая идея, была воспринята как реальная земная женщина, что отразилось на полотнах Рафаэля, Леонардо да Винчи, Перуджино, других художников. Люди стали по новому воспринимать красоту, увидев истинное её начало в гармонии реальности, в здоровье и радости… Наконец, за творчество перестали сжигать на кострах лучших, побивать их камнями, вырывать сердца, хотя последний всплеск жестокости церкви приходится как раз на XVI век – век Леонардо и Микеланджело. Но тенденция к ослаблению власти «святых отцов» уже получила устойчивое развитие. Люди извлекли из пепла прекрасные обнаженные античные статуи «язычников», как презрительно называли античные народы «святые отцы», и стали всё вернее ценить труд творческого человека. Процесс шёл тяжело, весь период Эры Разобщённого Мира сталкивался с ожесточённым и оголтелым противодействием духовенства и других «скотов» и «зверей». Трагедия творческого человека ещё долго оставалась обычной, не важно, учёным он был или художником. Но всё больше действительно прекрасных мыслей и чувств, которые раньше надёжно душила удавка религий, вместе с их обладателями, вырывались на свободу. Именно это позволило за исторически ничтожный срок так много познать, и так многим овладеть. И в конечном итоге, в XXI веке прийти к совершенно новой научной парадигме, выйдя на великое понимание биполярности мира и Законов Прямого Луча. В истоке переосмысление образа Женщины… Можно подумать: из глубин общественной психики на поверхность выбился Прямой Луч, несущий новый образ, он воплотился в Моне Лизе, в Сикстинской Мадонне, в России – в портрете, например, Струйской кисти Рокотова… Именно это и вызвало особенную ярость инквизиторов, носителей направленного зла, ведь в другие эпохи не было террора, направленного именно против женщин.
В глазах Дейры засветилось понимание.
- Я думаю, вы правы, – чуть возбуждённо сказала она. – Но это не объясняет, почему так медленно развиваются цивилизации Великого Кольца. Кстати, я заметила, их научная парадигма несколько отличается от нашей. И, если они в чём-то нас и превосходят, то в основном в научно-технической области. Человековедение у них отстаёт от земного.
- То, что я скажу Дейра, – после раздумья ответила Эдна, – только моё мнение. Ещё не один историк Земли не поставил этот вопрос перед фундаментальной наукой. Но я давно думаю над ним. В нашем распоряжении, к сожалению, ещё очень мало информации о цивилизациях Великого Кольца, но, мне кажется, я догадываюсь, каким может быть ответ. То, что мы знаем о системе ВК, говорит – её цивилизации пошли путём преимущественно научно-технического прогресса. Их наука не жалеет сил на изучение загадок природы, но уделяет недостаточно внимания изучению загадок человеческой души. Мы получаем много информации из космоса, о последних научных открытиях, о новейших технических достижениях. Но ещё ни одна из цивилизаций ВК не сообщила о том, что ей известно о Законах Прямого Луча, равно как и о невероятных возможностях, заключённых в способностях Прямого Луча, скрытых в душе каждого. Именно образ «земной мадонны», возникшей в нашем мире словно бы из ничего, и был толчком к познанию этих неведомых способностей, к соединению разума и интуиции, мужского и женского в культуре. Синтез на Земле учения о ноосфере великого учёного ЭРМ Вернадского и герметических учений, похоже, уникален и нигде не встречается в Галактике. И, похоже, это не раз было причиной глобальных техногенных катастроф периодически постигающих цивилизации Великого Кольца. Именно поэтому мы и поверили, что Ирида погибла в результате такой катастрофы. К счастью, видимо похожим путём развивается и агрессивная цивилизация, атаковавшая Ириду, именно это и даёт нам реальный шанс выстоять и победить.
- Но тогда, получается, – сказала Дейра, – наша цивилизация избранная, что собственно и мучает меня эти несколько последних дней. Кем и зачем мы избранны?!
Эдна, уже ничему не удивляясь, заново пережила видение Малиналь.
- На этот вопрос Дейра есть только мистический ответ. Герметические учения дали его в незапамятные времена. Они утверждают, мы действительно избранны и отвечают – кем. Земля избранна Великой Тройственной Богиней – маленькой Тихе, богиней счастья и печали, богиней Луны для некой особой и великой миссии. Вернее, наша миссия будет не просто великой, она будет великой и прекрасной. И у человечества Земли удивительная и по настоящему прекрасная судьба – она изменит всё наше инфернальное мироздание, если только мы окажемся её, достойны.
Сказав это, Эдна печально улыбнулась, Дейра ответила ей такой же улыбкой, даже внешне почти неотличимой от улыбки Эдны.
Некоторое время она сидела молча.
- Вы знаете Корн, – наконец, сказала она, – я бы хотела глубже изучить вопрос о манкуртах, о социально и нравственно мёртвых людях и цивилизациях. Вы бы не могли порекомендовать мне материал, с которого было бы целесообразным начать работу?
- Могу, – улыбнулась Эдна. – Хотя это и не совсем скромно с моей стороны. Ещё в студенческие годы я написала статью – ««Звери» и «скоты»», в которой изложила моё понимание этого вопроса, а так же мой взгляд на причины вызвавшие, казалось бы столь внезапно, на рубеже 30-40-х годов XXI века Вторую Великую революцию. Мне почему-то очень дорога эта работа, возможно потому, что она стала первым моим трудом признанным научным сообществом, поэтому одна из её первых публикаций всегда со мной. Я могу дать её вам прочесть в любое удобное для вас время.
Дейра посмотрела на начальника экспедиции долгим благодарным взглядом.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
ветеран форума




Пост N: 1094
Зарегистрирован: 30.11.06
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.04.09 23:01. Заголовок: Глава V Троан ..



Глава V

Троан


Есть упоение в бою,
И бездны мрачной на краю,
И в разъярённом океане,
Средь грозных волн и бурной тьмы,
И в аравийском урагане,
И в дуновении Чумы.
А.С. Пушкин

1.

Звездолёт был на орбите, шли работы по выбору места для посадки и адаптации к условиям Ириды. Вечно замкнутый и угрюмый командир корабля Мир Гром и Сандра Кара случайно оказались рядом в огромном зале для занятий гимнастикой в невесомости, гравитация в нём была отключена. На руках обоих были небольшие крылья, и, сама собой возникла мысль, кто преодолеет дистанцию полёта быстрее.
Гибкая грациозная Сандра и коренастый широкоплечий, хотя и тонкий в кости, что, впрочем, лишь увеличивало его шансы, Мир были вынуждены стараться изо всех сил, поскольку силы были практически равны. Победа осталась за Сандрой, но с очень небольшим преимуществом. Проницательная Сандра сразу увидела – их суровый командир огорчён, хотя и тщательно это скрывает. И, не выдержав, улыбнулась.
- Знаете Гром, – сказала она, – я прожила на свете не намного больше, чем Эдна, хотя в наше время это и считается не очень солидным возрастом, и всё же меня всегда поражает, как умудряются даже самые лучшие мужчины оставаться мальчишками.
Мир понял, что разгадан и заметно смутился.
Сандра расхохоталась.
- Вот видите, – сказала она, – но должна признать, такая мальчишеская непосредственность довольно мила. Может быть, в качестве реванша сразимся, в чём-либо другом, я слышала, вы любите фехтование?
- Слышал, вы тоже его любите? – спросил в свою очередь Мир.
- Это так, – согласилась Сандра. И знаете, я убеждена, в фехтовании мужчина всегда проиграет женщине, – и озорно взглянула ему в глаза.
- Почему? – удивился Мир.
- В фехтовании, особенно лёгким оружием ловкость, выносливость и выдержка имеют большее значение, чем сила, а в этих качествах женщина превосходит мужчину, просто в силу особенностей организма и психики. Вот если бы бой был на тяжёлых мечах, например, так называемых двуручных, женщина, при прочих равных, обязательно бы проиграла. Но этим видом боя сейчас занимаются немногие любители, да и вызывать на такой бой женщину не по-рыцарски, – Сандра вновь лукаво взглянула на Грома.
- Ещё не так давно, – заметил Мир, – не по-рыцарски было вообще вызывать женщину на бой.
- Да, – согласилась Сандра, – но с тех пор многое изменилось. Поняв биполярность мира, люди поняли – место мужчины и женщины рядом в совместном пути, и она вправе ему уступать только в физической силе. С тех пор мужчинам стало намного труднее доказывать, что они сильный пол. Как вы отнесётесь к бою прямо здесь, в невесомости? Мне всегда нравился такой бой?
- Я, как каждый профессиональный звездолётчик, люблю занятия в невесомости, гравитаторы всегда могут отказать, поэтому они крайне важны.
- Прекрасно, – улыбнулась Сандра, – бросаю вам вызов. И подняла руку, в которой мгновенно вспыхнул лёгкий светящийся меч, составленный из силовых полей.
Мир склонил голову в знак принятия вызова, в его руке тоже вспыхнул меч.
Противники отсалютовали и сошлись в схватке, что было крайне сложно в невесомости, но оба великолепно умели это делать. Разница в тактике быстро стала очевидна: Мир полагался на стремительный напор и прямоту натиска, Сандра, напротив, умело уходила от прямого столкновения, дающего преимущество Миру, делала частые обманные движения, и только потом наносила удары всерьёз.
- Туше (задет)! – торжествующее объявила она, достав левое плечо Мира, и вдруг взглянула на него с откровенной иронией.
Мир отпрянул на максимально возможное расстояние и, выставив меч, переживал острую боль – пропущенный выпад означал достаточно сильный удар электрическим током. Он почувствовал, как в нём вскипела дикая ярость. Но в тоже мгновение понял – в этом и состоит тактика Сандры, и огромным усилием воли сумел себя сдержать.
Они сошлись вновь, теперь Мир перестал полагаться на натиск и начал экономить силы, и только пропустив очередной выпад, понял – Сандра всё же сумела его обмануть – навязав тактику боя, в которой имела преимущество.
Разгадав её он начал более правильно строить бой, навязывая свою тактику, но было поздно, два пропущенных удара давали о себе знать и Сандра, сэкономившая больше сил, получила всё нарастающее преимущество.
- Туше! – вновь вскрикнула Сандра. И когда Мир поняв, что проиграл, кинулся на неё в последнем отчаянном и стремительном броске, дававшем последний шанс, не обращая внимание на пронзившую боль, умело увернулась, отбила нанесённый уже не твёрдой рукой удар, и по самую рукоять всадила ему меч в солнечное сплетение.
Иллюзия, что Мир пронзён мечом была полной. Окрашенное голографической кровью лезвие, сверкая, вышло из спины, а по телу хлынула голографическая кровь, внешне не отличающаяся от реальной. Боль же от удара током была настолько сильна, что как только Сандра выдернула меч, он обмяк, почти так, как обмяк бы в реальности. Если бы бой происходил при гравитации, то Мир рухнул бы на пол.
Сандра отсалютовала поверженному противнику.
- Вот видите Гром, – сказала она, – когда командир звездолёта немного пришёл в себя, – в фехтовании преимущество всегда на стороне женщины. Я, кстати, забыла сказать об ещё одном её преимуществе – женщины более хитры, чем мужчины. Мы намного реже, чем вы сохраняем наивность даже в ранние годы, вы же, как я уже сказала, в какой-то мере остаётесь наивными всегда. И мы умеем это использовать.
- Только что имел возможность в этом убедиться, – согласился Мир. И неожиданно для себя выдал. – Я слышал, в прежних жизнях вам уже не раз приходилось убивать мужчин, – и тут же сконфуженно замолк, мучительно покраснев, кляня свой язык.
Сандра вновь расхохоталась, только на этот раз её мелодичный смех звенел намного дольше. Отсмеявшись, Сандра внимательно посмотрела на командира звездолёта.
- Что в вас ещё по настоящему хорошо Гром, – сказала она, – так это то, что, потеряв равновесие, вы легко обретаете его вновь. Это достаточно редкая черта, поверьте специалисту. Ну, а касательно вашего вопроса отвечу честно – регрессивный гипноз действительно позволил мне восстановить память и о таких инкарнациях. Но вы же знаете, никто, пока, не доказал, что, так называемая, избыточная информация это действительно память о прежних жизнях. Впрочем, что вас ещё интересует в моих прежних жизнях? Одержав над вами целых две победы подряд, я пришла в хорошее расположение духа и готова отвечать на любые вопросы, – и в очередной раз искромётно взглянула в глаза.
- Ещё я слышал, – впервые робко улыбнулся вечно суровый Мир, – в одной из инкарнаций вы умели танцевать танец со змеем, и делали это с Корн, с которой вы подруги может быть уже даже не много веков, а много тысячелетий.
Сандра вдруг стала серьёзной.
- И это так Гром, – сказала она, – у нас с Эдной действительно много общих воспоминаний пробуждаемых регрессией. Они и сблизили нас, наверное, в этой жизни. И знаете, – тень улыбки вернулась в глаза Сандры, – нам очень хотелось бы повторить этот танец. Кстати, правильно он называется «Поцелуй со змеем».
- Я в курсе, – кивнул Мир, – и могу вас понять. И всё равно, настолько чудовищный риск, поцеловать громадную смертельно ядовитую змею, стоящую перед тобой в боевой стойке. Увернуться от неё, поцеловать вновь, вновь увернуться, и так, пока у змеи совсем не останется яда. Думаю, ни один мужчина, никогда, не сможет сделать такого.
- Это не для мужчины, – согласилась Сандра, – храм Эриду – храм Тантры, а тантристы ещё в незапамятные времена поняли – для того чтобы изменить мир женщина должна быть намного более ловкой, умелой и мудрой, чем даже самая ядовитая, самая стремительная, и самая коварная змея. Иногда мужчина должен отходить в сторону Гром.
- Вне всякого сомнения, – согласился Мир, – равно как и женщина, впрочем.
- Равно как и женщина, – подтвердила Сандра, – равно как и в большинстве случаев, им лучше действовать вместе, что человечество поняло совсем недавно. Как и вам с Эдной, – неожиданно добавила она.
- Что вы имеете в виду?
- Я так же в курсе – у вас с Эдной есть совместные воспоминания о прежних жизнях.
- Да, я забыл, кто вы, – кивнул Мир, – как-то я стал воспринимать вас просто как врача и начальника медицинской службы звездолёта, забыв, что вы великий психолог и официально представляете на «Аристоне» Академию Горя и Радости.
- А вот это ваш серьёзный недостаток Гром, – вдруг сказала Сандра, – вы совершенно не умеет льстить. Я всего лишь известный психолог, и далеко не выдающийся, не говоря уже о том, что не великий. Льстить нужно, так же соблюдая меру, любая женщина хочет быть обманутой, не меньше, чем любой мужчина, но обман должен быть искусным.
- Но я говорил искренне, – возразил Мир, – и готов подтвердить официально, что считаю вас великим психологом, или уж, по крайней мере, выдающимся, и уверяю, так считаю далеко не я один, а, наверное, каждый, кто читал ваши работы, просто вы слишком скромны. К тому же, разве в наше время сохраняется необходимость в обмане?
- Она всегда сохраняется Мир, – назвала его Сандра первым именем, – и мужчина должен это помнить. Вы очень красивы, причём не слащавой красотой мальчика из голливудских фильмов прошлых веков, а мужественной красотой мужчины, и, на мой взгляд, ваша красота отражает истинное положение. Думаю, женщины просто разбаловали вас, тем, что практически всё вам прощают, даже то, что вы им всегда говорите правду. И будет лучше для всех, если вы это, однажды, поймёте. Во Франции в XIX веке, например, мальчиков из аристократических семей специально учили выражать своё восхищение нарядом дамы минимум несколько раз за вечер, даже если это далеко не соответствовало действительности, и учили делать это мастерски, не попадая впросак, вы же совершенно не умеете это делать, и, похоже, не собираетесь учиться.
Сандра, вдруг, смягчила серьёзность взгляда, вновь лукаво сощурила на Мира топазовые «тигриные» глаза, и кокетливо тряхнула длинными огненно-рыжими волосами. Командир звездолёта впервые за очень длительный период почувствовал – откровенное кокетство Сандры не просто действует на него, а действует с потрясающей силой.
- Наверное, вы правы, – смущённо признал он, после некоторых раздумий. – Но ведь я звездолётчик, моя профессия оставляет мало времени и сил для ухаживаний, прежде всего, нужно думать о жизни, здоровье, безопасности экипажа. Межзвёздные, да и межпланетные, полёты, наверное, всегда будут слишком рискованными.
- И женщины это понимают, – кивнула Сандра, – а вы этим без всякого зазрения совести пользуетесь, лишая значительной меры радости и себя и других. Скажите, – вдруг задала она непонятный вопрос, – вы считаете Эдну своим проклятием?
Мир глубоко задумался, и подплыл к огромному голографическому экрану ТВФ – на нём сияла Ирида. Звездолёт шёл на низкой орбите, и светоносная бездна планеты закрывала практически всё поле зрения, лишь кое-где оставляя место ультрамариновой бездне космоса. Сандра грациозно подплыла, и они вместе повисли над огромным сияющим миром, в котором никогда ещё не был человек Земли.
- Возможно, – наконец сказал Мир, – возможно Сандра. Когда я встречаю женщину типа Эдны, в моей душе сразу просыпается сильная боль. Я всегда старался избегать таких женщин, но судьба буквально сталкивала нас, несмотря на все усилия. Я так же всегда удивлялся, почему такие женщины, внешне сочувствуя мне, и стремясь помочь, на деле причиняли ещё большую боль. Много лет я пытался понять почему, и только регрессивный гипноз принёс какую-то малую толику понимания.
- В том, что такие женщины внешне сочувствуя вам, на деле причиняют ещё большую боль, нет ничего удивительного, – сказала Кара, – в этом обычная тактика Кали, которую такие женщины чаще применяют к вам, поскольку на вас она, по-видимому, действует эффективнее, чем тактика Цирцеи. Психологи давно знают – нашей психике нужны не только положительные, но и отрицательные эмоции, и это главное что нужно для дальнейшего развития и совершенствования души. В этом суть работы Академии Горя и Радости, и поэтому она занимает такое место в жизни цивилизации. Оба состояния психики нужны не только личности, но и обществу, точнее ноосфере. Боль сигнал тревоги, и душевная боль не исключение. И мы должны постигать на всё новом уровне не только радость, но и боль. Кокетство Кали из глубины веков строится на этом контрасте. Она то оскорбляет мужчину, которому нравится, то проявляет к нему сочувствие, всё углубляя оба переживания, именно использование контраста позволяет ей, однажды, пробудить в мужчине чувство любви. В отличие от Цирцеи, которая то унижает мужчину своим кокетством, то проявляет к нему нежность, так же всё совершенствуя баланс. И, тем не менее, я понимаю вас, – неожиданно добавила она. – Эдна ни Кали и ни Цирцея, она другой, достаточно редкий тип женщины, и её предназначение намного более значительно, чем предназначение Кали и Цирцеи, к тому же, ваши отношения, и уже невообразимо давно это совершенно особые отношения. Сколько раз она заставляла вас зажечь Тёмное Пламя?! – задала она непонятный вопрос, и добавила. – Над Посейдонисом, никто не знает, сколько веков назад, точнее тысячелетий. Над Персеполисом, две с половиной тысячи лет назад. Наконец здесь, на Луоне, совсем недавно. А сколько раз это было ещё?!
- А вы знаете?! – спросил Мир.
- Думаю не больше вас Гром, – ответила Сандра.
- И потом, Кара, вы только сами сказали – никто не доказал, что память о прежних жизнях, действительно память о прежних жизнях. Пожалуй, даже доказано обратное.
- Нет Мир, – вновь назвала его первым именем Сандра, – обратное не доказано. Доказано лишь, что реинкарнация невообразимо сложнее всего, что мы можем себе представить. Если хотите знать моё мнение – я верю, вы встречаетесь с Эдной далеко не в первый раз. Равно, как и не в первый раз вам придётся принять не мыслимо чудовищное, бесчеловечное, но необходимое решение, если придётся, конечно.
- Решение зажечь Тёмное Пламя, в котором сгорят не просто люди, в котором сгорит целый социум?!
- Мёртвый социум Гром, социум-вампир который, если не лишить его фальшивого живого облика, сделает псевдоживым весь мир, или многие миры. Вспомните русские народные сказки, как они учат обращаться с упырями. Уже невообразимо давно русский народ понял – самое страшное в упырях их очарование, их псевдокрасота. Именно она убивает душу, оставляя жить тело, в этом суть «укуса вампира». И всё равно, вспомните, сколько душ, особенно у молодёжи, именно в России, в последние годы доноосферного общества убил фашизм, и как близко подошла земная цивилизация к тому, чтобы стать социальным манкуртом. Но, к счастью, мудрость русского народа оказалась сильнее. И действительно исполнилось пророчество – Россия и сама спаслась и спасла весь мир. Как знать, может быть, такая же судьба ждёт и нашу маленькую Землю.
- Скажите Кара, а убивать индивидуальных вампиров, тем более тех, которые вам доверились, это менее страшно и отвратительно?
В глазах Сандры появилась такая бездна коварства, что Мир впервые понял – есть бездны большие, чем бездна космоса, которую он бороздил большую часть жизни.
- Знаете Мир, – с лёгкой усмешкой сказала она, – это может быть даже приятным. А точнее, более и намного более чем просто приятным. Я часто задаю себе вопрос: Чем я, как и Эдна, впрочем, отличаюсь от вампирши?! И я не могу сказать, что оправдания, которые я сама себе приважу, удовлетворяют меня полностью. Даже те, которые даёт Тантра. Образ йогини-ведьмы убивающей возлюбленного древний образ. Она приносит его в жертву чёрной Дурге, но ведь на самом деле Кали, Рашти и маленькая Лакшми, богиня счастья и печали, одно – Тройственная Богиня. И только Тройственной Богине по силам сделать наш мир, наконец, счастливым. И я, и вы, и Эдна служим одной богине.
- А как быть со второй её стороной – богиней тёмного эроса? Также предстающей в трёх ипостасях: великой ночной хищной многоликой твари, так похожей на прекрасную и беспощадную Кали, великой свиньи или самки, так похожей на нежную и прекрасную Цирцею, и великой змеи, так похожей на маленькую Тихе или Лакшми? Ведь их так трудно отличить, и они так прекрасны, и очень немногим дан дар отличить величайшую красоту от величайшего уродства. Оно и делает неотразимым трёх великих тварей.
- И их укусы смертельными для души отравляемой псевдокрасотой, – с лёгкой усмешкой добавила Сандра. – И кто же я, по-вашему, хищная ночная многоликая тварь – милосердно убивающая ночная кобылица, как её называли когда-то, или беспощадная Кали?
- Зачем вы так шутите Сандра? – грустно сказал Мир. – Разве могла ночная тварь выжить на Земле, за два с половиной века Ноосферной эры?
- Как знать Мир? Как знать?! – неожиданно ещё более грустным голосом ответила Сандра. – Она многолика. Кроме того, она умеет прятаться не только в тёмных углах жизни, но и в тёмных углах души. Чем совершеннее и прекраснее женщина, как и мужчина, впрочем, тем тоньше и острее лезвие по которому им приходиться идти. И стоит только оступиться, как из бездн нашей души может выползти ТАКОЕ, как и из бездн жизни, именно по этой причине «Аристон» и оснащён боевыми аннигиляторами. Вы полагаете, – вновь неожиданно сменила она тему, – Эра Сон та женщина, которая может спасти вас от вашего вечного проклятия, от Эдны?
- Вы я вижу, знаете обо мне ещё больше, чем я думал, – грустно улыбнулся, но всё же улыбнулся, второй раз Мир. – Но каким образом? Времена, когда люди шпионили, друг за другом к счастью давно прошли.
- Во-первых, это не так Мир, – мягко сказала Сандра, – ПНОИ иногда приходится шпионить за людьми и сейчас. Психика ещё много веков будет хранить бездну тьмы, поэтому и нужна организация психологического надзора. Во-вторых, вы забываете, я всё же психолог, и знаю своё дело. Сон была с вами и в прошлой звёздной экспедиции, а настолько красивые физически люди просто не могут не тянуться друг к другу. Это даже не закон психологии, это закон жизни.
- Наверное, с Эрой у нас действительно особые отношения, но только издалека.
- Это я тоже поняла, – кивнула Сандра, – но ведь, думаю, и вы понимаете, Эра не Тихе, как Эдна, и не Кали, она Цирцея, и она великая Цирцея. Поэтому она действует мягко и нежно, зато наверняка. И ни одна женщина не умеет заставить мужчину так возжелать себя, как Цирцея, поэтому она и превращает их в свиней, если, конечно, мужчина изначально свинья, в человеческом обличии. Это и позволяет ей очищать мир от таких свиней. Но истинная её задача не в том, чтобы недостойный мужчина захлебнулся в собственных нечистотах, а в том, чтобы помочь ему уничтожить свинью в себе. Захлебнуться же она ему позволяет, только если ей не удалось выполнить свою истинную миссию. Задача же Кали, очищать мир от ночной твари в человеческом облике, в данном случае в облике мужчины, и точно таким же путём, прежде всего, очищая души.
- Равно как Тихе одинаково хорошо умеет делать и одно и другое, да к тому же ещё и третье, что умеет только она, – закончил Мир. – Равно как великая змея, великая самка и великая ночная тварь умеют делать обратное, почти так же хорошо, но к счастью, и великому счастью нашего мира, именно ПОЧТИ, поэтому он и достоин жизни. Сандра, но ведь мы ушли от темы, ведь я спросил не об этической стороне вопроса, тем более Тантра давно дала ответ, я спросил о другом. И согласитесь, ответ – это может быть приятным не ответ. Вы лучше меня знаете, наслаждение – всегда обратная сторона боли и отвращения, равно как и счастье, всегда обратная сторона печали.
- А вы сами как думаете, Мир, что тяжелее, убить одного человека, или уничтожить целый город, или уничтожить целый мир?
- Должен признаться Сандра, до сегодняшнего дня я был уверен – уничтожить целый мир или город намного тяжелее. Вы первая заставили меня в этом усомниться.
- И почему?!
- Наверное, потому, что человек это тоже целый мир, и бездны его души, не менее глубоки, чем бездны вселенной. Человек микрокосм говорят давно, но, наверное, это нужно понимать буквально.
В глазах Сандры появилась такая боль, что та бесконечная боль, которую он так часто видел в глазах Эдны, вдруг померкла, и даже показалась незначительной. Ещё более незначительной ему показалась собственная боль, всегда пылающая в душе.
- Наконец то, ты это понял, – хрипло сказала она, впервые назвав на «ты».
Сандра медленно, с невыразимой грацией, повернулась спиной, и поплыла к выходу из зала, уже перед самым выходом она полуобернулась и, вдруг, посмотрела на него долгим призывным взглядом, и только после этого исчезла за дверью.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
ветеран форума




Пост N: 1099
Зарегистрирован: 30.11.06
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.04.09 13:10. Заголовок: 2. Приготовления к..


2.

Приготовления к посадке закончили. Медицинская служба синтезировала препараты необходимые для адаптации к микроорганизмам Ириды. Сандра сообщила, в целом, для перестройки организма понадобиться несколько месяцев, но это не имело значения, Совет звездолёта решил – пока не будет установлено, что на Ириде нет реальной опасности, звездолётчики будут работать за пределами корабля, в скафандрах высшей защиты. Стрелоиды доставили на «Аристон» несколько иридианских искусственных спутников, но их исследование мало что дало. Это были обычные спутники связи, наблюдения и метеорологические, без серьёзных компьютерных установок. Около побережья, где под горной грядой по косвенным признакам были глубокие подземные пустоты, находились руины большого города. Местность вокруг города равнинная, что делало посадку в его окрестностях возможной где угодно. Сам город поразил не термоядерный удар, а удар оружия, использующего неизвестную ядерную реакцию, и он стоял не разрушенный, если не считать естественных процессов разрушения за двести лет. Шансы найти документы и поддающиеся восстановлению компьютерные системы были высоки.
Первую группу исследователей составили из историков, врачей, биологов, и технических специалистов, но Эдна не сомневалась – на планете найдётся много работы для всех звездолётчиков. Пока решили ограничиться исследованием города, побережья и горной гряды, а так же подземных пустот, если наличие их будет подтверждено. На борту «Аристона» имелось два больших подводных корабля и семь малых, кроме того, имелось десять вездеходов-амфибий, способных, при необходимости, выполнять роль малых подводных судов, но к исследованиям океанских глубин Эдна решила приступить только после тщательного изучения намеченного прибрежного района.
Звездолёт опустился чуть в стороне от города, при посадке хорошо просматривалась его панорама. В основном он состоял из концентрических кругов из зданий и сооружений – промышленные сооружения сосредоточённы на окраинах. В центре, огромный жилой массив из многоэтажных зданий, он когда-то утопал в зелени. Скелеты деревьев многочисленных парков и скверов везде, и не только на земле. Жилые дома высотные, вокруг на кольцевых пристройках имели просторные висячие сады, в них когда-то росли, и очень буйно, деревья, кустарники и цветы. В садах утопали и крыши домов. В самом центре стояли высотные административные здания, отличавшиеся от жилых строгостью линий, и меньшим количеством зелени, давно ставшей серой.
Впечатляла архитектура, в ней большое место занимал силиколл, делающий некоторые административные здания почти полностью прозрачными. Его гармонично дополнял серебристый строительный материал – особый пластик, уже известный землянам по Луоне. Гибкий, упругий и прочный, серебристый оттенок, то доходил до зеркального, то становился почти серым. Во всей архитектуре чувствовалась устремлённость ввысь и та, почти неуловимая гармония, превращающая город в единый организм, её ещё редко удавалось соблюсти строителям Земли, гораздо позже, чем на Ириде пришедших к строительству таких городов. Во многих домах силиколл как архитектурный элемент был цветным. Огромные конструкции из цветного силиколла, выполненные в виде огранённых кристаллов, в основном подняли на большую высоту, они очень красиво смотрелись с воздуха, являясь как бы лицом города, напоминающим россыпь драгоценных камней на чеканном серебряном подносе. Не сложно было представить – снизу они впечатляют ещё больше.
Разглядывая эту россыпь, Эдна поймала себя на мысли, что красота несколько нарочито броская, слишком подчёркивающая совершенство, но, наверное, это можно объяснить тем, что между эстетическим восприятием землян и иридиан не могло не быть определённой разницы, а значит, и не всё могло восприниматься адекватно.
Вторая примечательная особенность – большое количество водоёмов ныне пересохших. Все соединены в единую систему, очевидно, позволявшую поддерживать воду постоянно свежей и оборудованы превосходными искусственными пляжами. Пляжи с воздуха выглядели яркими цветными пятнами, песок был разноцветным, цвета очень красивых оттенков: янтарный, изумрудно зелёный, сапфирово голубой. Даже с высоты было понятно, что кристаллики песка идеально чисты и больше похожи на миниатюрные драгоценные камни. Вокруг водоёмов множество сооружений для водного отдыха напоминавших земные: вышки, водные горки, системы гидромассажа (водные и воздушные) и т.д. Похоже, иридиане придавали большое значение отдыху на воде в городе. При этом до побережья океана было совсем недалеко, к нему вели превосходные дороги.
Глядя на мёртвый город, не сложно было представить, как он был прекрасен, когда жил. Он мог много дать земным инженерам, архитекторам, художникам. Все телекамеры работали в усиленном режиме, стремясь запечатлеть ещё живую рукотворную красоту планеты смерти.
После посадки на гравитационных двигателях на абсолютно серую почву, в окрестностях города не сохранилось выжившей растительности, в город отправили большой пилотируемый стрелоид. Большой беспилотный стрелоид, единственный на «Аристоне» оснащённый «ракетами-кротами» отправили к предполагаемым подземным пустотам.
Пилотируемый стрелоид опустился в центре, на главную городскую площадь.
Из стрелоида высадились три группы: археологическая, под руководством Эдны Корн, медико-биологическая, под руководством Сандры Кара, и научно-техническая, под руководством Эры Сон. Каждого сопровождал личный робот спутник, девятиножка СДФ, все в скафандрах высшей защиты и вооружены индивидуальным оружием. Мёртвый город встретил лёгким печальным ветром, тихо шумевшим среди зданий. Несколько мгновений люди рассматривали город, отдавая дань тому, что впервые видели его не с воздуха. Летящие архитектурные формы вблизи впечатляли ещё больше. Город не давил, а, напротив, казалось, давал крылья. Во всём чувствовалось, здания строились умелыми и заботливыми руками, и эта забота будет всегда с устремлённым в небо человечеством Ириды. Добрая монументальность пронизывала здания. Каждая деталь напоминала человеку, всё здесь для его благополучия и счастья, везде и во всём его поддержат тысячи и тысячи заботливых рук, весь огромный город только пьедестал, поддерживающий красоту, мудрость, разум и величие человека и общества.
Особенно впечатляло центральное административное здание, больше всего поражали оптические свойства. Очевидно, при проектировании и строительстве профессиональные оптики потрудились хорошо. Здание всё пронизывал свет. Он не ослеплял, напротив, был приятен для глаз, приглашал на здание смотреть и смотреть, давая чувство умиротворения, покоя и отдыха. В тоже время, чем больше человек смотрел на здание, тем больше пробуждалась неуёмная жажда деятельности. Это свойство оптических кристаллов знали на Земле давно, и издревле считали магическим, но его никто и никогда не использовал в архитектуре. Здесь же мягкое сияние оптических кристаллов было органической частью не только здания, но и всего удивительного города, казалось, собравшего всю великую красоту древней цивилизации Ириды. Струящиеся, пронизанные мягким светом конструкции заканчивались тремя вершинами, их венчали рукотворные цветные кристаллы из силиколла. Две вершины пониже венчали огромные тёмно-синие – сапфировые кристаллы, главную венчал пунцово-красный – рубиновый кристалл. Свет мягко преломлялся и переливался в тончайших бриллиантовых гранях, давая зданию, ощущение ничуть не давящей завершённости и законченности к чему в земной архитектуре удалось приблизиться только куполам русских церквей. Эдне почему-то вспомнилось, что прекрасные русские храмы не имеют никакого отношения к православию, и «навеки проклятый знак распятого» стал венчать их только после «крещения Руси», русский народ венчал свои храмы изображениями птиц. И в тот же миг она поняла почему – православие, как и христианство в целом не могло звать человека в небо, напротив, оно буквально вбивало человечеству в голову – его место на Земле, и мечтать о небе и звёздах кощунство. Но непостижимым путём русские сохранили в облике своих храмов великую мечту и великий вызов создателей Вавилонской башни, равно как и мудрость Вавилона.
Эдна вновь, как и с высоты птичьего полёта, внимательно всмотрелась во весь обозримый город, и в это здание, удивляясь появившемуся в душе сложному и противоречивому чувству, которому не могла дать названия. И ей вновь почудилась некая нарочитая броскость, скрывающая фальшь. Эдна попыталась прогнать чувство, и вдруг ощутила, оно возникло у неё ещё на Луоне, когда она осматривала замороженные тела иридиан. Впрочем, сейчас не было времени разбираться со странным чувством. «Что ж – подумала она – раз чувство приходит уже не однократно, то придёт ещё, а сейчас нужно работать». Тут же пришла успокоительная мысль: «К тому же, наверное, всё может объяснить печать смерти лежащая на всём». Печать смерти, действительно лежала на всём. Чётко, на фоне ослепительно голубого неба, выделялись тёмно-серые скелеты деревьев, находившегося рядом с площадью огромного сквера. В сквере бросались в глаза высохшие пруды и каналы со ставшими не нужными изящными арками мостов. И печальный звон ветра, овевающего навеки уснувший прекрасный город.
В центре площади находилась скульптурная композиция. Молодые мужчина и женщина стояли, взявшись за руки, и прикоснувшись, друг к другу плечами. Головы чуть приподняты, они смотрели не под ноги, а вверх и перед собой. В одухотворённых лицах и серьёзных глазах, тем не менее, читалась какая-то бесшабашная весёлость и бесконечная радость жизни людей, чьи предки уже много веков назад вырвались из многоступенчатого инферно изуродованного мироздания. Композиция была из того же серебристого пластика, и установлена на постаменте из кристально-прозрачного голубоватого силиколла. Постамент, массивный внизу, кверху всё сужался, поднимая скульптуру на довольно большую высоту, и вместе соприкосновения с ней сужался до размеров её основания. Из серебристого пластика была и главная площадь. Этот серебристый материал проходил через весь город, казалось, сливая воедино все здания и сооружения, и давал ощущение – город является единым организмом, больше напоминавшим драгоценное украшение. В украшении серебристый пластик играл роль драгоценной оправы, а кристально прозрачный силиколл роль драгоценного камня, часто и в самом деле огранённого бриллиантовой гранью, и поэтому игравшем всеми цветами радуги в мягком и, в тоже время, пламенном свете звезды Барнарда. Город напоминал сказочный ледяной дворец, но при этом дышал не холодом, а добрым поддерживающим теплом. Казалось, он весь пронизан положительной кипящей энергией, побуждающей к спокойному, вдумчивому и, в тоже время, страстному делу, направленному на то, чтобы сделать город и весь мир ещё прекраснее. «Наверное, этим подлинная красота и отличается от давящей и унижающей псевдокрасоты вампиров», – подумала Эдна, устыдившись недавнему странному чувству.
Решили начать изучение города с большого здания, увенчанного тремя рукотворными кристаллами. Двери были открыты и люди вошли в большое силиколловое фойе, где стразу ждало страшное открытие – мумифицированные трупы иридиан. Везде: в креслах и на стульях, на полу и лестничных пролётах, некоторые застыли в странных и неестественных позах. Площадь была абсолютно чиста от останков, ветры и дожди, по-видимому, разрушили тела за двести лет и без помощи микроорганизмов уничтоженных радиационным потоком. Но здесь их было много, и сразу бросалось в глаза – слишком много, чтобы объяснить случайностью. Всё выглядело так, будто большинство тел сюда внесли. Когда шок прошёл, Сандра сказала:
- Крайне важно искать останки детей. Если мы их не найдём, или их количество будет небольшим, получит косвенное подтверждение гипотеза о том, что дети или их часть были укрыты в подземных убежищах. По крайней мере, дети этого города. И соответственно возрастут шансы того, что подземные пустоты у побережья обитаемы.
Звездолётчики разошлись по зданию, началась обычная работа. Медики и биологи занялись изучением останков людей, их одежды и всей находившейся в помещениях естественной органики, археологи поиском документов и произведений искусства, научно-техническая группа поиском компьютерных систем. В течение нескольких часов археологи и научно-техническая группа достигли серьёзных результатов. Здание, действительно, оказалось административным, и хранило множество документов, как печатных, так аудио, видео и фото. Из документов выяснилось название города – Троан. В тоже время, документов проливающих свет на картину гибели планеты не обнаружили, очевидно, бой в космосе был скоротечным. Научно-техническая группа обнаружила несколько десятков локальных компьютерных сетей и главный городской электронный мозг. Эра Сон скоро доложила Эдне – все компьютерные системы, похоже, в рабочем состоянии, только обесточены. Встал вопрос, как быть, начать демонтаж информационных кристаллов, или попытаться запустить компьютерные системы, подключив их для начала к силовой установке большого стрелоида. Верх взяла точка зрения Эры отстаивающей второй вариант.
Вечером, на небольшом совещании решили – археологическая и медико-биологическая группы вернутся в звездолёт, для изучения полученной информации нужны его лаборатории. Касательно своей группы Эра настояла – она продолжит работу, и большой стрелоид доставив на «Аристон» указанные группы вернётся в её распоряжение.
На следующий день город обследовали беспилотные стрелоиды, и установили важную деталь: на улицах нигде нет останков иридиан. В тоже время остатков городского транспорта, им оказались в основном большие и малые электромобили, обнаружили множество. По всей видимости, трупы кто-то собрал и внёс в помещения. В городе, после бомбардировки, похоже, оставались выжившие, и таким образом отдали последний долг погибшим, удалив тела из под открытого неба. Но вскоре стало ясно – в самом городе выживших быть не могло, не обнаружили помещений способных спасти от радиационного потока. Нигде не обнаружили и останков детей. Гипотеза, что подземные пустоты недалеко от города населены, или были населены какой-то период, получила серьёзные косвенные подтверждения. Через два дня подтвердился факт наличия пустот. С большого беспилотного стрелоида пришли данные – под горной грядой имеются колоссальнейшие подземные пустоты. Компьютерный анализ грунтов доставленных из глубин ракетами-кротами дал предварительный вывод – естественные пустоты сочетаются с рукотворными.
За городом обнаружили мощный термоядерный реактор, питавший его энергией. Он оказался в рабочем состоянии, но запускать его не было смысла, тем более работа по изучению технических деталей заняла бы много месяцев. Компьютерное оборудование главного административного здания запустили с помощью силовой установки стрелоида. Теперь предстояла длительная работа по изучению иридианских компьютерных программ. Основы земляне знали, поскольку обменялись общей информацией о программном обеспечении в период радиоконтакта Земли и Ириды с целью улучшить обмен информацией, но дьявол, как всегда, сидел в деталях. Эра Сон доложила – её группе нужно не менее трёх месяцев, чтобы разобраться с иридианским программным обеспечением и приступить к расшифровке информации на кристаллах. Пребывание в Троане получалось длительным, впрочем, это было прогнозируемо. На совещании решили вначале тщательно изучить Троан, и только потом приступить к изучению подземных пустот.
Скоро обнаружили городскую библиотеку, она дала массу данных о планете, в том, числе и о подземных пустотах. Выяснилось – они известны иридианам с незапамятных времён. Получили так же много информации о достижениях их культуры и искусства. Группа Сон буквально накинулась на научно-техническую литературу и вскоре она доложила – срок пребывания в Троане, похоже удастся сократить вдвое.
Группа Эдны Корн и Эры Сон объединили усилия, отчёт об их работе обещал быть очень интересным и содержательным.



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
ветеран форума




Пост N: 1108
Зарегистрирован: 30.11.06
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.04.09 19:00. Заголовок: 3. Дейра только чер..


3.

Дейра только через две недели смогла взять у Эдны её студенческую статью ««Звери» и «скоты»», начальник экспедиции была сильно загружена вначале подготовкой к высадке на Ириду, а затем работами по исследованию Троана, и Дейра считала нетактичным её беспокоить. Равно, как и у неё самой была масса работы в связи с подготовкой к высадке и работами в Троане. Тем не менее, она хорошо помнила об обещании Эдны, и как только обе стали по свободнее, сразу взяла статью. Она была не очень длинной.
«Изначальный перекос в мироздании – рождающий инферно, – писала Эдна в возрасте ещё более юном, чем сегодня Дейра, – в обществе, в цивилизованные времена, привёл к доминанте не лучших, как должно быть, а мерзавцев. Ещё древние ответили на вопрос, что является главным условием успеха в жизни, ответ прост и непригляден – смерть души. Гениально эту мысль удалось выразить великому немецкому поэту Гёте в поэме «Фауст» и великому русскому писателю Гоголю в поэме «Мёртвые души». Именно им также удалось точно, понятно и по житейски просто показать – мёртвые души истинные хозяева жизни. Но дело в том, что смерть души происходит не всегда одинаково. Есть две дороги души к смерти.
В ЭРМ на Западе главным были деньги и, соответственно, чем больше у кого-либо было денег, тем больше у него было власти и материальных благ. На Востоке, в большинстве стран, ситуация была другая, но в бизнесе, в криминальной среде и во взаимоотношениях крупного капитала этот принцип всё равно работал в полной мере. Здесь важно ответить на вопрос: что нужно, чтобы получить много денег? Каким качеством характера для этого нужно обладать? Дело в том, что деньги не от ума, как искренне думали тогда многие, а от характера, и только от характера. Для того же, чтобы получить большие деньги, нужно только одно качество характера – сильная воля.
У тебя не получилось одно, берись за другое, за третье, за тысячное. Главное – не сдавайся, главное – не опускай руки, рано или поздно обязательно пробьёшься. Минус системы – воля, не обязательно, должна быть доброй. Подлец тоже может быть сильным. Теперь представим себе – при прочих равных сталкиваются интересы сильного подлеца, и сильного порядочного человека. Кто победит? Ответ однозначен: только подлец. Он не церемонится в средствах достижения цели. Например, порядочный человек никогда не сможет убить свою мать, подлец способен и на такое. В уголовной среде была распространена татуировка с изображением гроба и надписью: «Не забуду мать родную», она не случайна, поскольку является символом успеха в жизни по уголовным законам. Уголовные законы – всегда «законы звериные». Поэтому законы капитализма так и называли, говоря, «выживает сильнейший», хотя правильнее сказать: «сильнейший и подлейший».
Именно этот тип личности выживал и доминировал в бизнесе, криминальной среде и среде крупного капитала. Равно как он выживал, и доминировал в вооружённых силах, правоохранительной системе, и системе государственной безопасности. Расплата за выживание и доминанту – смерть души, то есть, смерть совести.
Прямо противоположным образом обстояла ситуация в системе государственной власти, за исключением силовых структур.
Если законы капитализма никому не удалось описать лучше Маркса, то законы чиновничьей (номенклатурной) системы лучше всего удалось описать, как не странно, не учёному, а литератору, великому русскому писателю Грибоедову, в его бессмертной комедии «Горе от ума». На Востоке, как отмечено, главное были не деньги. Главным была номенклатурная должность, и чем выше у кого-либо должность, тем больше у него власти и материальных благ. Можно сказать так, на Западе, если есть деньги – будет и должность, на Востоке наоборот, есть должность – будут и деньги.
Соответственно, если пользоваться логикой советской общественной науки много лет, справедливо называвшей капиталистические законы «звериными», законы советской – номенклатурной системы следует назвать «скотскими». На Западе выживал и доминировал сильнейший и подлейший, на Востоке напротив слабейший и подлейший – угодливый холуй и приспособленец, часто понятия не имеющий о порученном ему деле. Принцип получения высокой должности прямо противоположен принципу получения больших денег. Его можно сформулировать так: чем больше кто-либо пресмыкается, угождает и раболепствует перед вышестоящим начальством, тем выше он вскарабкивается по номенклатурной пирамиде власти.
Главное условие такого успеха в жизни тоже смерть души. Но смерть, если можно так выразиться, ещё более глубокая и отвратительная. У «зверя» умирает совесть, но выживает честь, синоним этого слова, забытого в своё время в России, благодаря рабской православной религии – гордость, и соответственно, любой зверь боится позора. Опозорившись же, он испытывает сильное чувство стыда, из-за которого готов на очень решительные поступки, даже на самоубийство. Другой вопрос, что это всё же звериный стыд, зверя можно опозорить только в глазах других, в собственных глазах он стыда не испытывает. Нравственно полноценный человек, совершив недостойный поступок, испытывает сильное чувство стыда, рождающее многие другие отрицательные чувства и переживания, даже если об этом никто не знает, – эти переживания и принято называть муки совести. «Зверь» же испытывает аналогичные чувства только в том случае, если его недостойный поступок получает известность. У «скота» чувство стыда атрофируется полностью – у него нет ни чести, ни совести. Именно этот тип личности выживал и доминировал на Востоке, прежде всего в России много веков не только при «Советской власти», но и при самодержавии. По этой причине доминирующей религией и стало православие. Подобная религиозная система наиболее удобна при подобной системе политической. В полной мере это относится и к марксизму в советской (номенклатурной) интерпретации. В таком виде коммунистическое учение также, безусловно, выражало интересы номенклатурной бюрократии. И далеко не случайно «Моральный кодекс строителя коммунизма» буквально переписали из Библии.
Цивилизация впадает в две указанные крайности, с тех самых пор как возникло государство. Уже отмечено – реальная власть в условиях государственности неизбежно находится в руках или крупных собственников, (и не важно собственниками чего они являются: рабов, земли, или капитала) или государственной бюрократии. Так было всегда, если пользоваться русским народным выражением времён ЭРМ, хозяевами положения всегда были или «волки позорные» или «козлы поганые». В ЭРМ развитие этих систем дошло до логического конца и противопоставилось в глобальном масштабе. В принципе же противоречие между «зверем» и «скотом» вечное противоречие, поскольку они живут не только в этом мире, но и в душе каждого. Человек, на самом деле – тонкая, почти неуловимая грань между безднами «зверя» и «скота», но только нет ничего прочнее и надёжнее этой грани, и не случайно древние греки называли её – Аристон (наилучший). В конечном же итоге победа добра и красоты, как в этом мире, так и в душе каждого, зависит только от самого человека.
Есть ещё вопрос: что лучше? Какая система более приемлема – «звериная» или «скотская»?
В принципе верной будет вновь старая русская пословица: «Хрен редьки не слаще», но это слишком общий ответ, поскольку «звериная» политическая система всё же объективно лучше «скотской» – она менее ханжеская. Именно данный фактор рождал и более здоровые социальные отношения, и более эффективную экономическую модель в условиях «звериной» системы. По этой причине «загнивающий капитализм» и смог победить «развитой социализм» в глобальном противостоянии систем.
Но вот только правильно ли «из двух зол выбирать меньшее»? Неужели «зверям» и «скотам» нет альтернативы, и мы обречены на власть мёртвых душ?! Спрашивали себя все лучшие люди ЭРМ.
В ЭРМ реальной политической силой начала становится здоровая часть интеллигенции, и особенно ощутимо эти процессы проявились в XXI веке в России.
Тогда было очень модным поливать постсоветское общество грязью, подчеркивая – главные его черты: махровое невежество и бескультурье, и, безусловно, доля истины в этом была. Деградационные тенденции «скотской» системы действительно глубоко извратили социальный организм. Но на этом откровенно спекулировали, не желая замечать – вопреки всему в обществе сохранилось немало здоровых сил. Постсоветское общество было очень неоднородным, сложным и противоречивым. Любые деградационные тенденции неизбежно, прежде всего, затрагивают элиту: «Рыба гниёт с головы», справедливо говорят в народе, но глубокая деградация элиты не означает глубокой деградации всего общества. Всегда параллельно с деградационными тенденциями внутри социального организма начинают назревать другие – прогрессивные, способные противостоять процессу деградации, и они нарастают, по мере нарастания деградации. Сила действия всё же, даже в нашем мире, равна силе противодействия. И главным принципом мироздания всё же остаётся принцип – мера за меру. Он не отменён, а только извращён в наших условиях. Но проявление этих тенденций происходит не мгновенно, в общественном организме высока инерция, для преодоления которой тенденции должны накопить значительную энергию, обстановка должна созреть. Вообще, в целом возможности социального организма к саморегуляции – это удивительные, и во многом даже сейчас непознанные возможности. И всегда эти живительные родники однажды пробиваются на поверхность.
Начать нужно с того, что постсоветское общество было далеко не безграмотно, и, тем более, не невежественно. Напротив, в нём очень значительным был интеллектуальный элемент. Для того, чтобы доказать это, достаточно сказать – на постсоветском пространстве в непроизводственной сфере было занято 42 % населения. Таким было количество интеллигенции и служащих. По сравнению с данным процентом количество и номенклатуры, и новоиспеченной буржуазии было ничтожным, и всерьёз влиять на ситуацию они могли только потому, что в руках у них находились средства производства. К тому же, и постсоветский рабочий класс вопреки всему спился и деградировал далеко не в такой степени, как хотелось тогда некоторым политикам.
Здоровая часть интеллигенции реально способна была взять политическую власть в свои руки. Главной чертой этой части интеллигенции стал высокий интеллект, что давало ей большое преимущество перед полуграмотными номенклатурой и буржуазией. Основным занятием – производство главного достояния современного общества – информации – знания, являющегося основой удовлетворения потребностей и дальнейшего развития высокотехнологической цивилизации, что обеспечивало неизбежный рост её влияния. По сути, научно-техническая революция уже тогда переросла в революцию информационную, особенно мощным этот процесс стал с появлением компьютерных технологий и Интернета, и всё вернее и вернее становился принцип: «Кто владеет информацией, тот владеет миром», и речь, к счастью, наконец, всерьёз шла не о монополии на информацию, а об умении ею владеть. В такой обстановке интеллект превращался в самое действенное оружие политической борьбы. И всё чаще, столкнувшись с интеллектуалом, «звери» и «скоты» проигрывали. Проиграв, они начинали громко успокаивать себя и тех кто смирился с их властью говоря: ну хорошо, иногда у него действительно, получается вставить нам палки в колеса, но он один, а «один в поле не воин», не понимая и не желая понимать, что сталкиваются не с «героем-одиночкой», а с новой могучей тенденцией. На самом деле подобный интеллектуал был не один, а всего лишь первый, и с каждым годом их становилось всё больше. Таким образом, постсоветское общество, а по большому счету и не только оно, реально созрело для перехода в новое качество.
Какое?!
Уже тогда становилось всё очевиднее – завтра за обществом, социальная организация которого будет строиться на основе учения великого русского учёного – академика В.И. Вернадского, ещё в первой половине XX века убедительно доказавшего – будущее за ноосферной цивилизацией. Это очень сложное и многогранное учение. Именно это, прежде всего, и отличало его от коммунистических, буржуазно-демократических и весьма популярных на Западе технократических теорий, которые весьма примитивны в основе, и потому столь часто пригодны для массового употребления в худшем смысле слова. Но стремительно растущий интеллектуальный потенциал общества позволил учению быть понятым многими, а ноосферному мировоззрению стать доминирующим.
Главное преимущество здоровой части интеллигенции было в том, что финансовые магнаты пользовались в народе вполне заслуженной ненавистью, а чиновники вполне заслуженным презрением. Врачи, учителя, инженеры, учёные же пользовались в народе вполне заслуженным уважением. Здоровая часть интеллигенции стала способна стать лидером здоровой части общества.
Именно эти процессы, завершив свою кристаллизацию в первой половине XXI века и породили Вторую Великую Революцию. Её не смог предвидеть ни один из практических политиков начала XXI века. Она была совершенно внезапной для капиталистов и номенклатуры, привыкших не принимать всерьёз тех, у кого есть знание, но нет больших денег и высоких должностей. И она невероятно быстро изменила лицо мира, изменив, прежде всего, научную парадигму, позволившую людям на научной основе, понять в насколько беспощадном и уродливом мире они живут, равно как и то, что только они сами способны изменить свою жизнь».
Прочтя статью Эдны, Дейра задумалась. В её памяти сами собой всплыли бессмертные строки У. Шекспира:

Зову я смерть. Мне видеть невтерпёж
Достоинство, что просит подаянья,
Над простотой глумящуюся ложь,
Ничтожество в роскошном одеянье,
И совершенству ложный приговор,
И девственность, поруганную грубо, И неуместной почести позор,
И мощь в плену у немощи беззубой,
И прямоту, что глупостью слывёт,
И глупость в маске мудреца, пророка,
И вдохновения зажатый рот,
И праведность на службе у порока.

В принципе, статья Эдны была обычной рабочей статьёй о прошлом земной цивилизации, которые писал каждый студент-историк, но в душе возникло малознакомое чувство – она остро ощутила беспокойство. Дейра в какой-то мере понимала причину беспокойства. На Земле «звери» и «скоты» всё же проиграли, причём полностью и окончательно. Но теперь она остро почувствовала, здесь, на Ириде, если какая-то часть общества иридиан всё же выжила, их ожидает встреча с прямо противоположным обществом. Обществом, в котором полностью и окончательно проиграли порядочные люди, позволив «зверям» и «скотам» на века, а в принципе навсегда, захлопнуть над миром гробовую крышку социального инферно. Дейра вновь почувствовала знакомую леденящую волну ужаса и отвращения, которая становилась всё более привычной. Сосредоточив внимание, Дейра ощутила ещё одно – ужас и отвращение были больше, чем, если бы дело было только в деградации остатков цивилизации Ириды. Врождённая интуиция сигнализировала ещё о чём-то чрезвычайно опасном, но Дейра пока не могла понять голоса интуиции, и она знала, ей ещё не помогут и медитации, всё было слишком смутно и неопределённо.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
ветеран форума




Пост N: 1116
Зарегистрирован: 30.11.06
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.04.09 14:29. Заголовок: 4. Работы в Троане ..


4.

Работы в Троане заканчивались. Археологи, инженеры, биологи и врачи ещё продолжали завершающие исследования, но никто уже не ждал важных открытий. Эдна и Сандра, тем не менее, ещё много времени проводили в Троане. Эра же вновь вернулась к компьютерам и почти безвылазно находилась в звездолёте. Видя, что реальной опасности в Троане и в его окрестностях нет, Мир Гром разрешил прогулки, в том числе и с использованием индивидуальных стрелоидов. И воспользовавшись этим, сам решил слетать в Троан, в нём ему ещё не пришлось побывать. Его стрелоид долго кружил над городом, потом сел в городском парке.
Мёртвый парк производил тягостное впечатление, но всё равно был прекрасен. Мир бродил по аллеям, любовался «драгоценным» песком пляжей пересыпая кристаллики с руки на руку, поднимался на изящные мосты над уже не существующими каналами, и, вдруг, услышал сзади неясный шум, и уловил боковым зрением движение. Он хорошо помнил – здесь нечему шуметь, и нечему двигаться. Реакция звездолётчика, не раз подвергавшегося на других планетах непосредственной опасности, была мгновенной. В немыслимо короткий миг он выхватил боевой бластер, снял с предохранителя, резко повернулся лицом к неведомой опасности.
Мелодичный смех был ответом. Перед ним стояла Эра Сон.
Даже скафандр высшей защиты не мог скрыть удивительную красоту её фигуры.
- Однако вы подпустили меня слишком близко Мир, – кокетливо улыбнулась она, – Будь я равным вам врагом, вас могла не спасти даже быстрота реакции.
- Что-то женщины в последнее время часто побеждают меня, – смущённо признал Мир, – очевидно, вы знаете, как Сандра недавно проткнула меня, мечём.
- Слышала! – вновь озорно улыбнулась Эра. – А вы значит, наконец, решили выбраться в Троан?
- Как видите, – ответил Мир, – а вы, похоже, тоже устали от компьютеров.
- Да. Я давно хотела посмотреть на парк, вблизи, но всё не получалось. Ну, а то, что Сандре удалось вас победить в фехтовании, не огорчайтесь. Вы очень замкнуты Мир, и много времени проводите в работе. А работа командира – это одиночество, даже сейчас. Отдыхай вы чаще с экипажем, вы бы знали, Сандру в фехтовании не смог победить ещё никто на звездолёте. И, думаю, и не победит, она настоящий мастер, и, очевидно, умеет обращаться с холодным оружием уже много жизней. К тому же, – вновь хитро улыбнулась Эра, – она тщательно подготовилась к поединку, а вы, насколько я помню, не брали меч в руки несколько месяцев, и у вас, даже, давно нет спарринг-партнёра. Кстати, вы верите, что настоящим мастером, в чём-либо нельзя стать только в одной жизни?
- Думаю, да. Во всяком случае, так испокон веков считали мастера боевых искусств Востока, а они действительно были великими мастерами. Вот только думаю, мне в прежних жизнях тоже стоило уделять больше внимания холодному оружию.
Эра вновь рассмеялась.
- Мужчины, всегда мужчины, – глядя с лёгкой иронией, сказала она, – мне кажется, поражение огорчило вас слишком сильно.
- Вы имеете в виду – я стал неравнодушен к Сандре? – в свойственной прямой манере спросил Мир.
- Вы неисправимы, – вздохнула Эра, – всегда напролом. Вы столько лет водите звездолёты, неужели даже это не научило вас тому, что в нашем мироздании любая кривая короче прямой? Мне кажется, вам не помогут даже Звездолёты Прямого Луча.
- Сандра сделала мне такой же упрёк, – кивнул Мир, – слышал, раньше на Востоке говорили: «Если тебе двое сказали что ты пьяный, иди и ложись спать», да вот только в моём случае сон, наверное, не поможет.
Эра опять лукаво взглянула на него, Мир только теперь заметил случайный каламбур и вновь смутился. Эра расхохоталась.
- Как всё же это в вас сочетается Мир? – отсмеявшись, спросила она. – Грозный повелитель самого могучего оружия в истории, и неуклюжий мальчишка, постоянно смущающийся собственной неловкости. Впрочем, – подумав, сказала она, – наверное, именно поэтому «Аристоном» командуете вы. В мужчине, в отличие от женщины, способности Прямого Луча не спят только пока он мальчишка. А значит, вам остаётся одно из двух. Либо так всегда и оставаться мальчишкой, и, по-моему, это самый лучший вариант. Либо всё же пробудить в себе высшие способности. Только вы не сможете пробудить их в одиночестве. Для мужчины вообще невозможно пробудить их адекватно, без помощи женщины. Необычной женщины.
- И кто эта женщина? – спросил Мир.
- Та, которую вы полюбите, вернее та, которая сможет заставить вас, себя полюбить. Мальчишка может любить только мать, а не женщину. И мужчиной он становится тогда, когда приходит способность любить не только мать.
- Наверное, вы правы, – кивнул Мир, – я и в самом деле очень люблю мать, и, наверное, просто не способен испытать к женщине чувство, равное по силе чувству к матери. Пожалуй, я навсегда останусь мальчишкой.
- И завоевав весь мир, останетесь в одиночестве, и не захотите больше жить. – Кивнула Эра. – Я думаю, психологи не правы, когда называют это Эдипов комплекс, правильнее назвать комплекс Александра Великого. Впрочем, – задумалась она, – комплекс Александра Македонского и комплекс Эдипа, наверное, всё же не совсем одно и тоже. Хотя они и очень похожи. Вот только в чём разница, наверное, это вопрос к Сандре.
- Сандра всего лишь психолог, – после некоторого раздумья сказал Мир, – наверное, на этот вопрос может ответить только женщина которая, если верить истории, всё же сумела заставить Александра полюбить. А Сандра не похожа на Таис.
- Правильно, – кивнула Эра, – на неё похожа Эдна. И вы шарахаетесь от неё, точно так же как и Александр шарахался от Таис. В конце концов, он сбежал от неё в Индию, где и сумел найти исцеление от этой до сих пор никому не понятной любви. Как вы думаете, Таис похожа на Олимпиаду? И если да, почему Александр сбежал от неё?
- Думаю, да. И, думаю, поэтому и сбежал.
- А вы можете конкретизировать, почему поэтому?
- Боюсь, не могу, у меня есть только чувство, а не понимание. А что думаете вы?
- Я много думала об этом, – задумчиво сказала Эра.
- Почему? – Перебил Мир.
Эра впервые смутилась, а потом опять расхохоталась.
- А вы не так уж наивны Мир, как иногда кажется, – глядя с лёгким лукавством, сказала она, – или каким хотите казаться. Должна признаться, до сих пор не разобралась, я имею в виду, с вопросом наивны вы, или только кажетесь. Хотя мне часто кажется, верно, как одно, так и другое. Давно подозреваю – если мужчине так много дано, ему просто не остаётся ничего другого, даже в наше время, хотя и надеюсь, продлиться это уже недолго. Хотя бы в историческом плане, – Эра вновь улыбнулась. – Но на ваш вопрос отвечу честно. Думаю, ваши дороги с Эдной однажды должны разойтись, и мне кажется, это произойдёт в этой жизни. Более того, уже скоро. И кажется не мне одной, если вы заметили.

Мир не хотел смириться с поражением в поединке с Сандрой. Всё стремился кому-то что-то доказать, в первую очередь самому себе... Он начал упорные тренировки в фехтовании. И не стал упрощать задачу – тренировался с компьютерными фантомами из голограмм и силовых полей. Великолепных программ такого рода, рассчитанных на разный уровень подготовки фехтовальщика, на борту «Аристона» было множество. Узнав об этом, Сандра занялась тем же самым. Дурной пример заразителен...
Эра при встречах бросала на обоих ироничные взгляды, но даже Миру было очевидно – соперничеством со стороны Сандры она встревожена всерьёз.
Грому было за сорок, хотя на Земле за время его космических экспедиций, в результате релятивистского замедления времени, прошло около ста лет. Возраст Сандры и Эры был по меркам Ноосферной Эры тоже незначительным, обеим чуть за пятьдесят. Однако, похоже, все трое самозабвенно отдавались играм взрослых детей.
Впрочем, более интересной игры, чем любовь, похоже, нет в нашем мире. А может и не только в нашем.



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
ветеран форума




Пост N: 1122
Зарегистрирован: 30.11.06
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.04.09 15:11. Заголовок: 5. «И погибнет свя..


5.

«И погибнет священная Троя, и народ копьеносца Приама!», – бессмертная строка поэмы Гомера всплыла в сознании Эдны. Ей уже три часа не удавалось уснуть, смутное чувство, возникшее на Луоне, нарастало всё сильнее. Сегодня она как никогда ясно почувствовала – её слишком волнует судьба древнего Иллиона. «Интересно, а ведь название Троя созвучно названию Троан», – мелькнула мысль. Эдна протянула руку к терминалу.
Пронизанный мягким светом голубоватый огранённый шар возник перед ней, и начал медленное вращение вокруг своей оси. Эдна всё глубже погружала взор в сияющие бездны шара, всё глубже и всё медленнее и спокойнее наполняя лёгкие воздухом. Ум всё вернее успокаивался, мысли уходили, открывая дорогу спонтанным образам, часто самым неожиданным. «Всё же самое главное в медитации спокойствие ума», – мелькнула последняя осознанная мысль, Эдна почувствовала, что проваливается в транс.

Солнце светило ярко, заливая сиянием дворцовый комплекс. Таис медленно, в который уже раз шла по нему. Громады дворцов высились сверкая кровлями из чистого серебра, нависали исполинские стены украшенные резьбой и барельефами. Барельефы изображали гигантских крылатых быков, с человеческими лицами, считавшимися величественными портретами царей, рядом великолепные барельефы львов, символизирующие мужество царей-охотников. Кроме крылатых быков, они изображали только персидских воинов, пленников и данников, однообразной, бесконечной чередой тянувшихся на поклонение «царю царей». Внутри дворцов гигантские залы с бесконечной колоннадой. В колоннах можно буквально заблудиться, как в лесу. Таис долго не понимала, зачем такое обилие колонн. Равно и зачем такие громадные залы, для настолько маленького количества людей. Почти двести лет прошло, как были возведены колоссальные дворцы, а они выглядели как новые, столь мало истёрты ступени, и сточены острые рёбра дверных и оконных проёмов, квадратных колонн. Но вскоре заметила главное – на бесконечных барельефах нет ни одного изображения женщины. Мужчины-цари, мужчины-воины, мужчины-рабы. Только три изображения проходили бесконечной чередой. Половина человеческого рода исчезла из искусства возвеличивающего царей и унижающего всех других. Самому прекрасному созданию природы – женскому телу, не было места.
Был ли Персеполис городом в известном смысле этого слова? В который раз задавала она себе вопрос. В который раз отвечала: нет! И вновь её наполняли мучительные сомнения. Вокруг дворцового комплекса громоздились особняки царедворцев, и дома для приезжих потом шли хижины ремесленников, садовников и прочей рабской прислуги. Столица гигантской империи два века тянула из неё ресурсы, и за этот, исторически ещё небольшой срок, вытянула совершенно немыслимое количество. Сто пятьдесят тысяч талантов серебра захватили воины Александра в казне Парсы, количество денег невероятное для Эллады. Попади они на её родину – обесценили бы все, самые огромные состояния, так же копившиеся веками. И была только одна цель накопления богатств, способных невероятному количеству людей дать достойную жизнь, – ещё большее возвеличивание царей, и ещё большее унижение всех остальных. Имея возможность облегчить жизнь не только многих людей, но и народов, город на деле всё увеличивал их горе и страдание – пил кровь целых стран. Посвящённая Таис знала – самовозвеличивание, самолюбование, всё усиливающаяся вера в свою исключительность, ради дальнейшего самовозвеличивания ставшего самоцелью – путь к смерти. Здесь это было свершившейся реальностью. Гигантский город давно был мёртв, но сохранял фальшивый живой облик, продолжая псевдожизнь. И не за горами время, когда этот город, завоёванный благодаря гению Александра, начнёт делать мёртвыми, но сохраняющими внешний живой облик другие города, а потом целые страны и народы.
Архитектура давала посвящённому возможность многое увидеть и многое понять. Испокон веков искусство изображает, постигает и творит красоту, и самое страшное, если однажды оно перерождается, и начинает изображать, постигать и творить уродство, выглядящее для непосвящённого как красота. Но как же тонка грань между таким уродством и настоящей красотой, всегда идущей по краю между жизнью и смертью, и как трудно, особенно в искусстве отличить жизнь от смерти. В который раз Таис спрашивала себя: А не ошибается ли она?! Как часто бывает, рубят здоровое дерево, оставляя гнилушку, убивают драгоценные ростки будущих героев, способствуя процветанию людских сорняков, проливают чистую кровь, думая – она отравлена. И в выигрыше оказывается смерть.
Таис ещё раз взглянула на сияющие в лучах полуденного солнца дворцы и знакомая боль с новой силой вспыхнула в сердце, отразившись на лице бесконечной печалью.

Весёлый и хмельной шум грандиозного пира, казалось, разносился по всему городу. Огромный тронный зал дворца Ксеркса, наверное, впервые в своей истории был переполнен народом, и ярко освещён светом лампионов. Победители-македонцы пировали в поверженном дворце многовековых врагов эллинов. Александр восседал на троне персидских царей. Разговор между ним и сидевшей рядом Таис шёл непросто, в какой-то момент царь нахмурился и Птолемей, подумав – он разгневался, начал просить Таис станцевать.
- Здесь негде, – оглядев заставленный столами и заполненный людьми огромный зал, ответила она. – Я лучше спою.
- Спеть, спеть, Таис будет петь! – понесся по залу восторженный рёв.
Шум быстро стих, сильно опьяневших утихомирили соседи. Таис взяла у музыканта семиструнную китару, медленно провела по струнам, а затем взгляд её огромных глаз прошёлся по лицам воинов. Это был неожиданный взгляд. В нём не было веселья, столь уместного на пиру, а была боль – боль настолько глубокая и бесконечная, что видавшие виды воины содрогнулись. И ещё в нём был гнев, и это был не спонтанный, возбуждённый гнев, он был холодным, осознанным и выстраданным. И воины вдруг почувствовали, как боль и гнев удивительной женщины передаются им, наполняя сердца. Мощная волна прошла по залу, заставляя лица вспыхнуть таким же, но, пока, совершенно непонятным гневом, вскипеть кровь и пробуждая древнее архаичное желание разрушать и убивать.
Таис ударила по струнам, ритмичная яростная мелодия сразу захватила воинов и куда-то повлекла. Она запела старинный гимн о персидской войне, о сожжённых Афинах, о боевой клятве не служить ничему кроме войны пока последний перс не будет выброшен в море. Она пела с таким темпераментом, что люди, введённые в гневный экстаз её взглядом, ритмом и пронзающими словами, вскакивали, разбивали о колонны ценные чаши, отбивали ногами такт. Экзальтация нарастала. Захваченный ею встал сам Александр и присоединился к песне. С последним призывом всегда помнить злобу врагов и горе прекрасных Афин Таис швырнула китару музыкантам, и села прикрыв лицо руками. Александр поднял её за локоть, поцеловал и сказал, обращаясь к гостям:
- Какую награду мы дадим прекрасной Таис?
Раздались громкие крики, предлагавшие самые баснословные награды, Таис молча отстранилась руками:
- Разреши мне сказать речь, и не гневайся, если она тебе не понравится, – медленно и чётко в наступившей тишине произнесла она.
- Речь! Речь! Таис, речь! – восторженно заорали воины.
Александр весело кивнул и выпил большой глоток неразбавленного вина.
Таис вскочила на тяжёлую отделанную слоновой костью скамью и несколько раз хлопнула в ладоши призывая ко вниманию. В огромном зале наступила полная тишина.
И вновь пронизывающий взгляд Таис суровой тенью прошёл по лицам воинов.
Таис поблагодарила Александра и других его военачальников за то, что она – единственная женщина Эллады смогла достичь этого города, столицы персидских царей.
- Этот город, – продолжала она, – сердце и душа Персии. К моему великому удивлению, кроме сокровищ, роскошных дворцов и изображений высокомерных царей, здесь ничего. Ни храмов, ни собрания ученых и философов, ни театров, ни гимнасионов. Не созданы статуи и не написаны картины, прославляющие красоту и подвиги богов в образе людей и божественных героев. Кроме надменных толстомордых быков-царей, принимающих дары, и процессий раболепствующих и пленных, здесь нет ничего. Чащи колонн по сорок локтей на платформе в тридцать локтей высоты – всё это лишь для того, чтобы возвысить владык унижением подданных. Ради этого трудились искалеченные эллины, ионийцы, македонцы и фракийцы? Ради этого Ксеркс со своим злым сатрапом Мардонием принёс кровь и смерть в Элладу, дважды сжигал мои родные Афины, увёл в плен тысячи и тысячи искусных мастеров? Я здесь одна с вами, герои-победители, повергшие в прах могущество недобрых владык. Я служу богине красоты и знаю – нет хуже преступления, чем поднять руку на созданную человеком красоту. Но, если она служит злой власти? Тогда она всего лишь обман, ибо нет красоты без добра и света!
Таис простерла вперёд руки, как бы спрашивая весь зал. Воины одобрительно и грозно загудели. Афинянка вдруг выпрямилась, как спущенная тетива.
- Завтра вы уходите, оставляя в неприкосновенности обиталище сокрушённой вами деспотии! Неужели я одна ношу в сердце пожарище Афин? А мучения пленных эллинов, длившиеся до сих пор, слёзы матерей, хотя бы это и было восемьдесят лет назад?! Неужели божественный Александр нашёл удовольствие усесться на троне разорителя Эллады, как слуга, забравшийся в покои господина?!
Её голос, высокий и звенящий, хлестнул словами, как бичом. Александр побледнел, лицо его пошло красными пятнами, он вскочил будто ужаленный. Люди оцепенели – македонцы и греки знали, как страшен гнев любимцев Тихе.
Царь молчал, глядя на Таис, склонившую голову, будто в ожидании удара.
- Что же ты хочешь, афинянка? – наконец, спросил он таким львиным рыком, что закалённые воины содрогнулись.
Вся напрягшись в волевом усилии, Таис поняла великую власть полководца над людьми, магическую силу его голоса, подчинявшего громадные толпы людей.
Она подняла на Александра огромные горящие глаза и протянула руку.
- Огня! – звонко крикнула она на весь зал.
Александр обхватил её за талию, сорвал со скамьи и подвёл к стене.
- Возьми! – он снял факел и подал афинянке, сам взял второй.
Таис отстранилась в почтительном поклоне.
- Не мне первой! Начать приличествует тому, чей божественный разум и сила привели нас сюда!
Александр повернулся и повёл вдоль стен Таис за руку. Два факела мгновенно подожгли занавеси на окнах, подвески и шнуры, лёгкие деревянные переплёты для цветов.
Безумие разрушения охватило сподвижников Александра. С воплями восторга и боевыми кликами воины хватали факелы и разбегались по дворцам, поджигая всё, разбивая лампионы, опрокидывая чаши с горящим жиром и маслом.
Через несколько минут зал Ксеркса, пустая сокровищница и помещения охраны пылали. Подожгли и ападану, откуда огонь перекинулся (или был перенесён) на другие жилые дворцы. Оставаться на ней дольше не было возможности. Александр, не отпуская руки Таис, сбежал по северной лестнице на городскую площадь. Здесь, окружённый военачальниками, он стоял, зачарованно глядя на титаническое пламя, взвивающееся в чёрное небо. Балки крыш и потолков, простоявшие столетия на сухой жаре, вспыхивали, как облитые горючим маслом. Серебряные листы кровли плавились, низвергаясь ручьями жидкого сияющего металла на лестницы и плиты платформы, и, застывая, летели звонкими раскалёнными лепёшками в пыль городской площади. Пламя ревело, перекрывая вопли жителей, столпившихся у края площади, боясь приблизиться. Звёздное небо, казалось, потухло. Никто никогда не видел более чёрной ночи, окружавшей слепящий жар исполинского костра. Люди взирали на пожар с суеверным ужасом, будто не руки Александра и маленькой афинянки сделали это, а силы подземного мира и ввергнутых туда титанов вырвались на поверхность Геи. Жители города попадали на колени в предчувствии большой беды. И действительно, ни Александр, ни его военачальники не стали сдерживать воинов, для которых пожар послужил сигналом к грабежу. Толпа ошеломленных горожан стала разбегаться, надеясь спасти имущество от распалившихся македонцев.
С раздирающим уши треском одна за другой стали проваливаться перекрытия, выбрасывая вихрящиеся столбы искр.
Александр вздрогнул и выпустил руку Таис, по его суровому лицу вдруг прошли отвращение и боль.
- Уйди! – неожиданно вскрикнул великий полководец многих врагов, убивший в бою собственными руками, и стёрший с лица земли Фивы, Газу, Милет, Галикарнас.
Таис подняла руку перед лицом, будто защищаясь.
Ещё большая боль вспыхнула в глазах двадцатишестилетнего царя, у ног которого лежала вся обозримая Азия.
- Нет! – мучительно сказал он. – Не навсегда. Я позову тебя.
- Не позовёшь! – ответила Таис.
- Как ты можешь знать?
- Ты знаешь, я посвящённая в тайное знание орфиков?! – тихо спросила она.
Александр кивнул, в глазах самого могущественного человека в мире мелькнул страх.
- Нет, ты неправильно понял меня царь, – как всегда печально сказала Таис, – ты не должен бояться неметоров1. Твоя душа жива. Дело в другом.
- В чём?! – резко бросил он.
- Ты слишком хочешь заглянуть за край Ойкумены, и это сильнее тебя, даже твоей
любви, – с трудом, выдавливая каждое слово, произнесла она. – Наверное, у тебя накопилось слишком много вопросов к богам, и знаешь, я думаю, однажды ты заставишь их ответить. За всё, что они сделали! Но не в этой жизни, и не в следующей.
Александр, пронзил её взглядом и спросил:
- А ты?! Ты разве хочешь не этого?!
Таис подняла глаза, их взгляды встретились, и они буквально впились глазами друг в друга, несколько секунд длился этот никем не замеченный поединок. Наконец Александр опустил взгляд, и понуро склонил голову.
- Гелиайне, великий царь, – тихо сказала Таис, и медленно ушла в темноту.

Здесь в прохладных покоях храма Эриду время, казалось, остановилось.
- Тайное знание, прекрасная посвящённая, – обращаясь к Таис, сказал седой жрец с глубокими, пронзительными глазами, – потому и тайное, поскольку причиняет неисчислимые беды, если попадает в руки человеку несовершенной Кармы.
- А ты не мог бы более подробно рассказать нам о Карме, – попросила она.
Жрец согласно склонил голову и начал рассказ.
И Таис узнала о законе Кармы или воздаяния перед колоссальным космическим механизмом которого маленькой, наивной и слабой казалась дочь Ночи, богиня справедливого возмездия эллинов Немезида.
Подлость, предательство, убийство и многое другое, а, вернее, абсолютно всё фиксирует этот механизм, рано или поздно в следующих жизнях заставляя за всё заплатить. Над ним не властны даже боги, он живёт своею жизнью. Жрец особо подчеркнул – одним из самых страшных преступлений, за которое наступает самая жестокая кара, является разрушение прекрасного. Красота величайшая драгоценность, и её нужно беречь и это долг каждого познавшего законы справедливой жизни.
Знакомая боль вспыхнула в сердце Таис, и ей стало очень непросто задать следующий вопрос, но тут же, возникло чувство – время этого вопроса пришло.
- Мой учитель, великий художник Лисипп всегда говорил – красота единственное, что привязывает людей к жизни, заставляет её ценить, и бороться, – сказала она, – и поэтому тем кто разрушает, искажает и осмеивает красоту нельзя жить, их нужно уничтожать как бешенных собак, носителей неизлечимого яда. Художник, умеющий видеть прекрасное, отвечает за это особенно строго, ибо он зрячий, в отличие от обычных людей, которые ещё долго будут слепы. Так он мне сказал три года назад. Год же назад он отдалил меня от себя, и ужасно порицал за один поступок.
- Твой учитель совершенно прав, в полном соответствии с законом Кармы, – торжественно ответил жрец.
- Следовательно, я, разрушив прекрасные дворцы Персеполиса, подлежу ужасному наказанию в этой и в будущих жизнях? – печально спросила Таис.
- Ты та самая женщина! – Индийцы с удивлением и любопытством воззрились на неё.
Наступило долгое и несколько смущённое молчание, пока старший веско и уверенно не произнёс.
- Хотящие повелевать строят ловушки для легковерных людей. И не только легковерных, ибо всем нам, от мала до велика, свойственна жажда чудес, порождающая тягу к необыкновенному. Те, кто хочет повелевать умами, строят ловушки игрой цифр, знаков и формул, сфер и звуков, придавая им подобие ключей знания. Желающие повелевать чувствами, особенно толпы, строят огромные дворцы, принижающие человека, завладевающие его чувствами. Человек, попав в эту ловушку, теряет личность и достоинство. Дворцы
__________________________
1 Неметоры – тайные жрецы орфиков, жрецы Зевса Метрона – Зевса Измерителя, обязанностью которых было тайными методами физически уничтожать мерзавцев душа которых умерла, прежде всего, мерзавцев имеющих большую личную власть.
Портипоры, как мы зовем Персеполис, и есть подобная ловушка. Ты верно угадала это и явилась орудием Кармы, подобно тому как зло в наказании, часто служит добру. Я бы снял с тебя обвинение Лисиппа.
- Я сам понял и простил её, – согласился скульптор.
- И не пояснил мне? – упрекнула Таис.
- Не умом, а чувством, словесно объяснили нам только они, знающие Карму, учителя из Индии, – Лисипп поклонился, по азиатскому обычаю приложив руки ко лбу.
В ответ жрецы склонились ещё ниже.

Эдна очнулась, и несколько мгновений лежала неподвижно. В отличие от видения Тлацолтеотль она не в первый раз видела эти картины времён Александра Македонского и даже детально изучила их, но здесь на Ириде они представились в совершенно другом свете. Тысячи лет прошло с тех пор как пламя над Персеполисом опалило её сердце, и боль не становилась меньше, скорее напротив. И даже мудрое и уверенное объяснение жреца Тантры не принесло полного успокоения, как и всё это древнее тайное учение, на основе которого, обогащённого современным научным знанием, теперь строилась как социальная, так и нравственная система земной цивилизации.
Мир изменился тогда, когда люди стали спрашивать с истинных виновников их бед, перестав дожидаться божественного воздаяния или воздаяния по законам Кармы. Когда правильно поняли старую русскую пословицу: «Бог всё видит, да нескоро скажет», осознав – это «не скоро» длится слишком долго. Только тогда пришло понимание бесконечной подлости христианского увещевания: «Не судите, да не судимы, будите», тысячелетия отдававшего суд и кару мерзавцев в руки тому: «кто обладает высшей мудростью». Люди поняли, только они сами могут освободить мир от мерзости, боли, подлости и страдания – инферно. Оно всё накапливалось, для того чтобы однажды убить мир, но не просто убить, а убить его душу, погасив в ней великое пламя Шакти. Убить, сохранив фальшивый живой облик. Равно как и поняли – чтобы научиться судить и карать самим, нужно научиться видеть суть вещей. Всё вернее пробуждающиеся способности Прямого Луча позволяли видеть нравственное уродство так же, как обычный человек видит уродство физическое, и мерзавцам оставалось всё меньше места в мире людей. Процесс шёл всё вернее, умеющих видеть становилось всё больше, хотя, их всё ещё и было недостаточно на новой Ноосферной Земле, и мерзость, надевшая новые маски, ещё встречалась.
Много тысяч лет человечество шло к этому: неметоры Атлантиды, «Серые Ангелы», «Звёздная палата», масса других тайных обществ и легальных организаций возникали, для того чтобы взять тяжкую ношу кары высокопоставленных мерзавцев, перед которыми бессильно обычное правосудие. Больше всего документальных данных сохранилось о «Звёздной палате», созданной в Англии в 1487 г. Генрихом VII в качестве легального высшего судебного органа государства, просуществовавшей более полутора веков, до 1641 г., и покаравшей многих высокопоставленных подонков. Но только в Ноосферную эру эта работа достигла логического конца, раз и навсегда сделав невозможным для «смерти души» быть главным условием «успеха в жизни». Но насколько жестоким и суровым путём это происходило: «Впрочем, таким путём происходит любая революция», – подумала Эдна.
Она вздрогнула, и вновь протянула руку к терминалу, вспыхнул экран ТВФ.
Улицы, сияющие здания, площади, памятники, величественные колоннады Троана вновь проходили перед ней прекрасной чередой. Эдна поняла, что очень близко подошла к пониманию сути своего чувства.
«Где памятники женщинам?!» – вспыхнула всё ставящая на свои места мысль.
Только один памятник мужчине и женщине на главной площади был исключением, больше места самому прекрасному созданию природы Ириды в удивительном городе не нашлось.
Эдна надолго задумалась. «Один памятник всё же есть, причём на главной площади и женщина там явно не униженна». Мелькнула спасительная мысль. «Впрочем, только одного памятника недостаточно», – беспощадно поправила она себя, и знакомая боль вновь вспыхнула в сердце. Возникло чувство – даже эта догадка не всё ставит на свои места, и многоликая истина сложнее, и страшнее.



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
ветеран форума




Пост N: 1133
Зарегистрирован: 30.11.06
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.04.09 15:57. Заголовок: Глава VI Битва ..



Глава VI

Битва


Всё, всё, что гибелью грозит,
Для сердца смертного таит
Неизъяснимы наслажденья —
Бессмертья, может быть, залог!
И счастлив тот, кто средь волненья
Их обретать и ведать мог.
А.С. Пушкин

1.

Группы Эры Сон и Эдны Корн закончили работу через два месяца, получив данные чрезвычайной важности – память главного мозга Троана хранила информацию о титанической космической битве между иридианами и пришельцами. Битва действительно, оказалась скоротечной, и информация о ней попала в руки землян только благодаря высокой компьютеризации Ириды, и тому, что пришельцы не высадили десант. Информацию объединили в документальный фильм, просмотреть его решили на общем собрании. На нём присутствовал весь экипаж – более трёхсот человек, за исключением вахтенных. В знак траура женщины надели чёрные платья, мужчины чёрные костюмы.
Большой конференц-зал звездолёта был по настоящему величественным. Глубокие тёмно-синие кресла массивны, перед каждым, при необходимости, зажигался виртуальный компьютерный терминал. Потолок сегодня имитировал небо Земли. Не ночное и не дневное. Он изображал тёмно-синие сумерки с уже высыпавшими звёздами и серебристой полной Луной. Кое-где в целом чистое небо, скрывали лёгкие облака.
Эра Сон, представлявшая фильм, несмотря на весь трагизм ситуации, была удивительно хороша. Чёрное с серебром платье подчёркивало нежную чистоту кожи, лучистые тёмно-синие глаза от переполнявшей грусти стали ещё выразительнее. Густые каштановые волосы, собранные в строгую причёску, сияли каким-то особым, торжественным блеском. Мягкая грация движений, отличавшаяся от стремительной и спокойной грации двух других прекраснейших женщин звездолёта Сандры Кара и Эдны Корн, в сочетании с яркой, сразу бросающейся в глаза и потрясавшей всё существо красотой, казалось, буквально кричала о торжестве жизни над смертью. Да так оно и было. Одна из самых прекраснейших женщин Земли, здесь, на планете смерти, одним фактом своего существования давала простой ответ всем мириадам смертей, нацеленным в человека и общество с самых первых мгновений жизни. Эра с честью выполняла великую миссию красоты – миссию самоотверженной борьбы с изначальным уродством мира. И каждый звездолётчик и звездолётчица, глядя на Эру, не столько понимали, сколько чувствовали, не смотря на всю чудовищность произошедшего с Иридой, всё не так плохо в мире, и у человека и человечества есть надежда.
- В главном компьютере города, – начала Эра, – содержится хроника событий космического сражения и ударов по Ириде. Цивилизация Ириды много веков назад пришла к разумной и справедливой социальной организации, поэтому руководство планеты и её военно-космических сил не сочло целесообразным скрывать от населения трагизм ситуации, что было характерно, для олигархических цивилизаций, боявшихся паники. Трансляция информации о битве была организованна военно-космическими силами непосредственно с места событий, и они почти до последних мгновений освещались всеми телевизионными станциями. Запись, соответственно, осталась и в главном компьютере Троана.
Эра перевела дух, ей было непросто говорить спокойным тоном о настолько чудовищных вещах.
- Это дало много информации, – продолжила она. – Созданный документальный фильм на земном языке, но вы услышите голоса иридиан, компьютер синтезировал их до тончайших модуляций и тембров. Мы также заменили, где возможно, иридианские названия и меры на земные. В ходе скоротечного боя не у многих иридиан была возможность комментировать события. Так сложилось – мы увидим только трёх иридиан. Фильм, по сути, последнее послание погибшей цивилизации! – голос Эры немного осёкся.
- Ещё важная деталь, информационные кристаллы иридианских компьютерных систем защищены от электромагнитного импульса непонятной системой защиты. Думаю все в курсе – иридиане превосходили нас в глубине понимания электромагнитного поля. Информация о последней битве иридиан смогла попасть в наши руки только благодаря этим их познаниям. В противном случае мы, по-видимому, остались бы в неведении.
Она отошла в сторону, грациозно села в кресло, взяла в руки небольшой пульт и прикоснулась к клавишам. В зале вспыхнул огромный голографический экран ТВФ. Эйдопластика иридиан ничуть не уступала тончайшей технике объёмных изображений Земли, земляне погрузились в почти подлинную жизнь, экрана ТВФ.
Появился чёрный мерцающий обсидиан космоса, с сияющими россыпями созвездий, их рисунок на Ириде почти не отличался от земного. Он начал надвигаться и когда каждый ощутил сопричастность к нему, раздался звонкий, взволнованный женский голос.
- Мы находимся на командно-наблюдательном пункте главной орбитальной крепости. С автоматических станций находящихся за пределами планетной системы получены данные, к окрестностям Барнарда приближается мощный космический флот, – сказала женщина. – По предварительным данным количество кораблей не менее ста двадцати, скорости сброшены и составляют не более одной десятой скорости света. Патрульным звездолётам послан приказ отступать, не вступая в бой. Так же послан приказ попытаться войти в радиоконтакт. Но радиоволны достигнут кораблей не скоро. Напоминаю, общее количество наших боевых звездолётов не превышает семидесяти, мы не ожидали такого большого количества вражеских кораблей, баллистическая экспертиза на планете Альграба показала – удар был нанесён не более чем с пятидесяти точек. Командованием военно-космических сил принято решение сконцентрировать боевые единицы в районе орбитальных крепостей. Собрав силы в единый кулак у нас больше шансов выстоять.
Вы можете наблюдать, как подтягиваются боевые звездолёты. В основном корабли находящиеся вблизи от командного пункта идут на планетарных двигателях.
Появился звездолёт в форме полусферического купола, напоминающий выпуклую с одной стороны линзу, ядерные и анамезоные двигатели установлены по краям купола, из них изливалось ослепительное ракетное пламя. «Такая форма удобнее для боя, чем цилиндрическая, долго использовавшаяся при строительстве анамезоных кораблей», – подумал Мир.
- А вот взлёт кораблей с планеты, – продолжила женщина.
С огромного поля более десятка аналогичных звездолётов в клубах дыма поднимались на мощных столбах пламени. Полусферические купола поднимались вертикально и переходили на полувертикальный полугоризонтальный полёт, по принципу: всё выше и вперёд, дающему при прохождении атмосферы большую аэродинамичность.
Изображение пропало, на экране вновь замерцал чёрный обсидиан космоса. «Прошло несколько дней» – вспыхнули земные буквы.
Зазвучал мужской голос, хорошо поставленный баритон.
- Экстренное сообщение, – тревожно произнёс он, – у крейсера «Гром» (Мир Гром вздрогнул), неполадки с двигательной системой, компьютерный анализ показывает – ему не успеть достичь района сосредоточения. Идущие рядом крейсера «Смерч» и «Сверхновая» запрашивают командный пункт как быть. Взять экипаж на борт звездолётов невозможно, это длительная операция, а вражеский флот, если они прекратят набор скорости, достигнет их, максимум, за полчаса.
На экране появились три светящихся точки, одна из которых двигалась заметно медленнее. Следом шёл целый рой светящихся точек. Каждый землянин ощутил чувство тревоги за иридианский звездолёт, так, как ощутил бы его за звездолёт Земли.
- В оптике видны вражеские корабли, – продолжал встревоженный голос, – три точки это наши звездолёты. Мы видим картину с опозданием на десять минут, такое время нужно лучу света, чтобы достичь командного пункта. – Да, да, слушаю, – неожиданно добавил он. – Внимание, вновь экстренное сообщение, экипаж звездолёта «Гром» просит разрешения атаковать вражескую эскадру. Экипажи звездолётов «Смерч» и «Сверхновая» просят разрешения атаковать вместе с ним. Ждём решения Центра.
На три-четыре секунды наступила тишина, видны три светящиеся точки, одна из которых отставала от остальных всё заметнее.
- Получено решение Центра, – в голосе диктора зазвучала обречённая горечь. – «Грому» приказано продолжить отступление и ни в коем случае не вступать в бой первому. Теоретически мы до сих пор не знаем, кто на звездолётах и с какой целью летит к нашей планете. На радиозапросы вражеские, а точнее, теоретически всё ещё неизвестные звездолёты не отвечают. Разрешено открывать только ответный огонь. Приказано включить силовую защиту. «Смерчу» и «Сверхновой» приказано продолжить отступление. Так же им приказано, через свою оптику, они находятся намного ближе нас к центру событий, вести съёмку огневого контакта «Грома» с вражескими кораблями, если он состоится, и транслировать картину на командный пункт. Что поделать, таковы чудовищные законы войны, потеря двух крейсеров, напрасно погибших в бою против целой армады, ослабит оборону достаточно ощутимо, – ещё с большей обречённостью в голосе сказал он.
- Вражеские звездолёты всё ближе к «Грому». Внимание! Они открыли огонь! – возбуждённо продолжил диктор. – Включаю трансляцию со «Смерча» и «Сверхновой».
На экране появились куполообразный «Гром» и приближающиеся, неожиданно, такие же куполообразные многочисленные звездолёты противника. Чётко видно – их размеры существенно превышают размер «Грома». С вражеских звездолётов ударили ослепительно-голубые иглообразные лучи, так же вокруг «Грома» начали вспыхивать и гаснуть голубые сполохи плазмоидов.
- Срочная информация с «Грома», они применяют лазерное и плазменное оружие аналогичное вооружению «Грома». Силовая защита выдерживает. По данным компьютерного анализа их лазерные и плазменные установки мощнее наших. «Гром» открывает ответный огонь!
Голубое пламя с иридианского звездолёта ударило по врагам.
- Внимание, первый вражеский звездолёт поражён. Поражение не смертельное, он пытается выйти из боя. Данные компьютерного анализа – их силовая защита намного слабее нашей. Наконец, добрые вести, – в голосе появилось чуть различимое облегчение. – «Гром» маневрируя, продолжает обстрел поражённого звездолёта. Находящиеся с ним в огневом контакте вражеские звездолёты тоже маневрируют. Плохие вести, – голос сильно помрачнел. – Манёвренность их кораблей, не смотря на то, что размерами они превосходят наши, выше. У них лучше получается увернуться от лазерных и плазменных ударов. «Грому» удаётся укрыться за корпусом поражённого вражеского звездолёта, тот почти обездвижен. «Гром» сосредотачивает огонь на нём, тот пытается отстреливаться. Взрыв, вражеский звездолёт уничтожен!
На экране появилась яркая вспышка, она быстро превратилась в светящееся изнутри раскалённое облако газа. Рукотворная маленькая туманность, которая быстро гаснет.
- «Гром» под перекрёстным огнём многих вражеских звездолётов, но силовая защита выдерживает. Депеши с «Грома» тем не менее, доходят хорошо. Внимание, говорит командир звездолёта.
В зале зазвучал новый голос, звучный, звенящий баритон.
- Я командир боевого крейсера «Гром» Оран Рер говорю от имени экипажа. Мы зажгли огни «Погибаю, но не сдаюсь» и одели, парадную форму. Шансов никаких. Их оружие не может пробить нашу силовую защиту, но каждый удар оборачивается колоссальным расходом энергии. Мы задействовали все источники и анамезон на исходе. Наша силовая защита намного мощней, чем у них, но они превосходят наши корабли в манёвренности и огневой мощи. Тактика выбрана Центром правильно. Наш шанс победить, сконцентрировать все силы в единый кулак непосредственно на подступах к Ириде, и в полной мере использовать преимущество в силовой защите. Необходимо использовать все запасы анамезона, и немедленно доставить их с Ириды на орбитальные крепости. Они применят ту же тактику, которую сейчас применяют против «Грома», будут маневрировать, постоянно обстреливая крепости и звездолёты. Мы победим, если наши комендоры будут вести огонь более искусно. Постоянные манёвры тоже требуют большого расхода энергии. Равно, большого расхода энергии потребует и непрерывный обстрел нашей системы противокосмической обороны. Силы приблизительно равны. Победит тот, кто проявит большее мастерство, и у кого в распоряжении больше анамезона. От всей души желаем ВАМ, чтобы у нашей прекрасной Ириды анамезона оказалось больше. Прощайте!
«Гром» усилил интенсивность огня. Ещё один вражеский корабль покорёжило, из него вырывались облака газа и языки пламени. Под прикрытием звездолётов он начал выходить из боя. Ему это удалось, «Гром» уже не мог маневрировать. Вспыхнул ещё один вражеский звездолёт, ему тоже удалось выйти из боя. И тут первый луч вражеского лазера ударил непосредственно по обшивке «Грома», силовая защита перестала существовать. Несколько мгновений обшивка выдерживала интенсивное огневое воздействие, потом «Гром» превратился в облако пламени.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
ветеран форума




Пост N: 1146
Зарегистрирован: 30.11.06
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.04.09 21:16. Заголовок: 2. На экране вперв..


2.

На экране впервые появилось лицо диктора. Пожилого иридианина, ультрамариновые волосы заметно тронуты сединой, одетого в тёмно-синий комбинезон, аналогичный одежде земных звездолётчиков. Его смуглое лицо казалось буквально чёрным от неподдельного горя. Было видно – он владеет собой с большим трудом. Он молчал, как бы собираясь с силами, потом на удивление твёрдым голосом профессионального оратора сказал:
- Друзья, погиб первый наш боевой корабль – крейсер «Гром», погиб с достоинством и честью, выполнив долг до конца. Враг дорого заплатил за его гибель. Она не была напрасной.
Спокойный голос противоречил полным боли глазам. Казалось, он прячет боль за фразами.
Сделав небольшую паузу, иридианин продолжил.
- Нам стала известна важная стратегическая информация. Наступление врага задержано более чем на четверть часа, сейчас эти минуты имеют огромное, решающее значение. Мы приводим систему противокосмической обороны в боевую готовность согласно плану, разработанному Ораном Рером, и его бесстрашным и мужественным экипажем. Если Ириде удастся выстоять в этом чудовищном бою, имена отважных звездолётчиков мы будем помнить всегда. От имени командования военно-космических сил выражаю искренние соболезнования родным и близким погибших. Приблизительно через час наша система противокосмической обороны вступит в огневой контакт с армадой противника. Мы клянёмся, что выполним свой долг до конца, как его выполнил экипаж «Грома».
На экране вновь появилась россыпь всё приближающихся светящихся точек.
Всех землян в этом момент охватила какая-то вначале не совсем понятная им самим гордость за жителей Ириды, более семи веков назад забывших, что такое война. И вдруг, оказавшихся способными на выполнение воинского долга, с подлинной доблестью. С этого мгновения не один из звездолётчиков не сомневался – за гибель Ириды пришельцам пришлось заплатить высокой ценой. И пришло понимание чувства. В иридианах земляне увидели себя, так же не воевавших уже более двух веков. И каждый звездолётчик вдруг понял, что и его долг и долг земной цивилизации оказаться достойными памяти иридиан и их сурового примера мужества. Равно как каждый землянин понял долг донести весть о нём и до жителей Земли, и до всех планет Великого Кольца.
«Прошёл час», вспыхнули огненные буквы.
С заметным волнением чуть подрагивая, зазвучал уже знакомый женский голос.
- Наши звездолёты разделились на пять групп, и выстроились в боевой порядок вокруг пяти орбитальных крепостей, – на экране показалась схема расположения. – Силовые поля каждой крепости и объединившихся с ними звездолётов слиты воедино. Прорваться через оставшиеся между кораблями и крепостями промежутки космического пространства к Ириде практически невозможно, они хорошо простреливаются. Сначала врагу придётся сокрушить эту систему. Враг приближается, его корабли пока не открывают огонь.
Схема пропала с экрана, вновь вспыхнул чёрный обсидиан космоса, на нём чётко видны бесчисленные куполообразные силуэты приближающихся вражеских кораблей, и меньшие силуэты рассыпанных вокруг орбитальной крепости звездолётов иридиан.
- Так картина выглядит с главной орбитальной крепости, – раздался голос женщины-диктора. – Внимание, – возбуждённо продолжила она, – мы получили приказ открыть огонь первыми.
Изображение слегка закачалось. Вокруг вражеских кораблей вспыхнули бесчисленные голубые огни плазмоидов.
- Принято решение вести огонь только из плазменных установок, – продолжила она, – компьютерный анализ показал, их воздействие на силовые поля вражеских звездолётов намного эффективнее, чем у боевых лазеров.
На крепость и иридианские звездолёты обрушился ураганный ответный огонь противника. Изображение начало качаться значительно сильнее. В бесконечных вспышках, огнях, бликах понять, что-либо, непосвящённому человеку было невозможно. Однако женщина-диктор продолжила давать информацию. И её голос звучал всё оживлённее.
- Враг несёт потери – уничтожено семь звездолётов противника. Все наши корабли сохраняют боеспособность, несмотря на колоссальный расход энергии. Наши звездолёты предпринимают внезапные контратаки. Вклиниваются во вражеский боевой порядок, наносят плазменные удары. Уничтожено десять звездолётов противника. Первые потери у нас, выполняя контратаку, погиб крейсер «Безупречный», – в голосе женщины пропало оживление, и всё вернее начало сменяться печалью. – Ещё потери, пропало с экранов локаторов три наших звездолёта. Пять. Враг применил новую огневую тактику – несколько десятков кораблей сосредотачивают огонь, на каком-либо одном нашем звездолёте, и ведут его массированно, так им удаётся пробить силовую защиту. Потери врага возрастают, они потеряли семнадцать кораблей, наши потери восемь, вместе с «Громом», погибшим в первом бою. Расход анамезона колоссален. Данные компьютерного анализа – мы сможем выдержать бой такой интенсивности не более часа. Так, более точные данные, за час мы уничтожим их флот полностью, половина системы нашей обороны будет уничтожена. Корабли врага начинают отступать, не снижая интенсивность огня. В среднем расстановка сил сохраняется, наши потери в два раза меньше. По последним данным нас изначально атаковало не 120, а 140 кораблей. Теоретически такой бой означает взаимное уничтожение, но если бы враг не отступил, то мы бы уничтожили его силы с соотношением потерь один к четырём, за счёт снижения его огневой мощи, поскольку он бы постоянно терял корабли. Похоже, они это поняли, и нам следует ожидать смены тактики с их стороны.
Внимание! – Вдруг очень взволнованно зазвучал голос. – Важная информация! Вернулось обратно наше радиосообщение, направленное системой галактической связи цивилизациям Великого Кольца о происходящем и ходе битвы, мы решили пойти на этот расход энергии, не смотря на крайнюю нужду, поскольку обязаны выполнять долг перед цивилизациями ВК. Сообщение вернулось через полчаса. То есть на расстоянии световой четверти часа от Ириды установлен мощный электромагнитный экран делающий район битвы не видимым и не слышным в радиодиапазоне. Теперь понятно, почему с «тёмной» области Галактики не разу не пришло ни одно предупреждение об опасности.
Эдна уже знала, что её догадка оказалась верной, но это её нисколько не радовало.
- Вражеские звездолёты вышли из зоны эффективного огня наших плазменных установок, – продолжила иридианка. – К счастью зона эффективного огня, не смотря на то, что наша огневая мощь слабее, приблизительно одинакова, или их звездолёты просто расстреляли бы нас издалека. Что ж, нам остаётся только ждать новой атаки! А заодно принимать транспорты с анамезоном подоспевшие с Ириды. Будем надеяться, враг не предпримет следующей атаки, пока будет идти разгрузка.
На экране появились сигарообразные транспортные корабли, пристыковывающиеся к главной орбитальной крепости.
- У других орбитальных крепостей идёт такой же процесс, – продолжал комментировать женский голос, – Ирида отдаёт все резервы анамезона, это поможет крепостям и звездолётам продержаться дополнительно полчаса интенсивного боя. Но нужно успеть перегрузить анамезон на звездолёты. Час гравитационные конвейеры будут перегружать анамезон на крепости, затем нужно не менее трёх часов, чтобы заправить оставшиеся шестьдесят два крейсера. К сожалению, им всем одновременно невозможно пристыковаться к стыковочным узлам крепостей, это возможно только попеременно. Итого четыре часа, не сложно предположить, врагу на перегруппировку понадобится меньше времени.
Всех землян охватило волнение за судьбу Ириды. Финал боя был известен, но для землян это был бой уже не за жизнь Ириды, а за каждую минуту её жизни.
«Прошёл час» – вспыхнули буквы.
- Крепости загружены дополнительным анамезоном, заправка первых двадцати крейсеров займёт час, – раздался голос диктора-мужчины. – Ситуацию прокомментирует заместитель главнокомандующего военно-космическими силами Эон Тан.
Появились два иридианина – знакомый диктор, и тоже пожилой человек с заметной сединой в ультрамариновых волосах, но очень подтянутый, звездолётчики сразу почувствовали опытного коллегу по профессии. В глазах пожилого звездолётчика читалось не скрываемое страдание. Новый иридианин в чёрной форме с серебряными знаками различия. Погон нет, на груди слева у сердца сверкает зеркально-серебряная эллипсоидная спираль в три с половиной витка вытканная на чёрной ткани строгого закрытого кителя.
- Скажите, уважаемый Эон, – спросил диктор, – чем объяснить, что силы врага атаковавшего Ириду, настолько превосходят их силы атаковавшие планету звезды Альграб?
У иридиан было принято официально обращаться по первому имени, а не по второму, как у землян.
- Объяснение одно, – с горечью сказал Эон Тан, – одна из их планет находится намного ближе к Ириде, чем мы предполагали, и они давно принимали наши сообщения транслируемые цивилизациям ВК. В том числе они приняли сообщение и о судьбе планеты Альграба. Мы, как и все цивилизации ВК открыты, и не от кого не прячемся, они же за всем наблюдают, оставаясь невидимыми. И, боюсь, у нас остаётся только небольшая надежда на то, что они недооценили наши силы, но это крайне мало вероятно. Это чудовищная опасность не только для Ириды, но и для всей системы ВК. К счастью мы успели предупредить Великое Кольцо о ней, и, похоже, мы первые, кому удалось это сделать, но пройдёт ещё более двух с половиной веков пока наше предупреждение, посланное полтора века назад, достигнет ближайшей цивилизации Великого Кольца. Колоссальность космических расстояний делает их преступления безнаказанными. А значит, нам нужно обязательно выстоять и победить, но не скрою, я не верю в это! – неожиданно закончил он.
- Уважаемый, Эон, – резко с заметным возмущением сказал диктор, – но ведь враг отброшен, мы получили дополнительный анамезон, и вдруг настолько мрачный прогноз. Неужели у нас так мало шансов?
- Думаю, немного, – не менее жёстко ответил Эон Тан. – Мы дали им суровый отпор, но не нужно обольщаться. Они знают, с кем имеют дело, мы нет. А значит, то, что силы равны не в нашу пользу. Я окончательно убедился в этом в ходе прошедшего, внешне победоносного боя. У них больше шансов навязать тактику невыгодную для нас. Только что, по приказу командующего мы надели парадную форму, и мы выполним свой долг до конца. На Ириде уже сейчас нужно начать эвакуацию детей. Времени осталось намного меньше, чем можно было предположить. Счёт идёт на часы. Нужно эвакуировать детей в убежище хотя бы из ближайших городов, хотя бы из ближайшего города. Мы постараемся задержать их как можно дольше, и постараемся нанести максимальный урон. Но шансы врага намного выше. Такова беспощадная правда! Сто пятьдесят лет я водил звездолёты, и знаю – не нужно прятаться от правды, если мы хотим спасти хотя бы кого-то. Друзья, иридиане, – Эон Тан поднял глаза, которые, не смотря на буквально пылающее в них страдание, всё же остались сухими, – начинайте немедленную операцию по спасению детей. Не теряйте даже одного мгновения, мы сделаем всё возможное, чтобы дать вам ещё время. Но помните, много его не будет.
Суровый звездолётчик встал.
- Простите, мне пора идти, – сказал он, – давайте всё же надеяться, что я ошибаюсь.
- Давайте надеяться…, – ответил сразу сильно осунувшийся диктор.
Эон Тан вновь повернулся к экрану.
- Я сожалею об одном, – с горечью, но твёрдо добавил он, – что не сказал эти страшные слова раньше, но мы надеялись и верили до-последнего. Было бы лучше, если бы силовая защита наших звездолётов оказалась чуточку слабее. Всё же сказалось то, что последняя война на нашей планете закончилась семьсот лет назад. Постарайтесь исправить хоть что-нибудь. И, если сможете, простите меня, и нас, и прощайте.
«Прошёл час», – вновь вспыхнули огненные буквы.
На экране видно – вражеские звездолёты сконцентрировались в клин и идут на Ириду курсом, проходящим чуть в стороне от главной орбитальной крепости.
Вновь раздаётся знакомый звонкий женский голос.
- Вражеские звездолёты сменили боевой порядок, они выстроились в клин, его острие направленно на первую орбитальную крепость. Это самая небольшая и слабая орбитальная крепость, построенная первой около ста лет назад. Они наносят удар в слабое звено. К первой крепости подтягивается и большая часть наших звездолётов. Напоминаю, их осталось шестьдесят два. Компьютерный анализ показал – реальный шанс не допустить прорыв есть если к ней перебросить не менее пятидесяти звездолётов. Столько и подтягивается. Наши и вражеские корабли выходят на дистанцию эффективного огня.
На экране видно, как вокруг крепости иридианские звездолёты выстраиваются в боевой порядок. Так же видны огни всё приближающихся вражеских кораблей.
- И наши и вражеские корабли открывают огонь почти одновременно.
На экране голубое пламя ударило с крепости и обеих групп звездолётов, объекты сближались, огневое воздействие становилось всё интенсивнее. Первыми начали взрываться вражеские корабли. Хорошо видны, пять вспышек возникающих одна за другой.
- Враг несёт потери, – продолжила женщина-диктор, – уничтожено семь звездолётов противника. Обзор с главной крепости не самый удовлетворительный. Огонь тоже, мы на предельной дистанции эффективного огня. Ещё огнём наши звездолёты и первую крепость поддерживает третья орбитальная крепость, но его эффективность так же не самая высокая. Две другие крепости находятся на стационарных орбитах, над другим полушарием. С нашей стороны, пока, потерь нет.
Какое-то время на экране видны атакующие большим светящимся роем вражеские корабли. Всё больше и больше их взрывается, но они неудержимо продолжают нестись на крепость и звездолёты иридиан, так же ведя интенсивный огонь. Начинают взрываться иридианские звездолёты, но соотношение очень невыгодно, для атакующих. Без комментариев видно – вражеских звездолётов гибнет намного больше.
- Враг несёт намного большие потери, чем в прошлый раз, – продолжила женщина-диктор, – это неудивительно, теперь они не маневрируют, а атакуют в лоб. Похоже, они решили прорваться к Ириде любой ценой. У нас опять колоссальный расход анамезона, но значительно меньший, чем при первой атаке. Начинают гибнуть наши корабли. Расстояние между ними и вражескими кораблями не более нескольких десятков тысяч километров, крайне опасное сближение для обеих сторон, враг стремительно сокращает и эту дистанцию. Скорость вражеских звездолётов постоянно растёт.
На экране два светящихся роя почти сошлись. Внезапно вражеские звездолёты начинают взрываться один за другим на некой невидимой черте.
- Они таранят силовое поле! – Раздался потрясённый голос женщины-диктора.
На экране видно, как в одной точке, на границе силового поля вспыхивает всё разгорающийся очаг огня, в котором один за другим взрываются вражеские звездолёты. Внезапно очаг гаснет.
- Они прорвали силовую защиту! – с отчаянием кричит женщина-диктор. – Общей силовой защиты больше нет! Звездолёты и крепость включают индивидуальную защиту, но она намного слабее.
Вражеские звездолёты не снижая скорости, несутся к орбитальной крепости. Уже очевидно – их цель таранный удар. Звездолёты иридиан ведут интенсивный огонь и в отчаянии тоже начинают таранить звездолёты врага. Но сразу становится ясно – такая тактика не эффективна. Так звездолёты гибнут в соотношении один к одному, а у врага намного больше кораблей. Становится очевидно – лавину кораблей врага не остановить.
Светящийся рой обрушивается на крепость. Вспыхивает колоссальный шар ослепительного огня. Светящийся рой рассыпается, вражеские корабли резко меняют направление полёта. Без комментариев видно, их осталось значительно меньше. Уцелевшие звездолёты иридиан отступают, концентрируются в единую группу намного ближе к Ириде, создав новую линию обороны, и начинают вести массированный огонь, по разрозненным вражеским звездолётам, уничтожая их по одному. Звездолёты врага рассредоточиваются ещё больше, начинают маневрировать, ведя интенсивный обстрел группы уцелевших иридианских звездолётов. Видно, что вражеских кораблей по-прежнему гибнет больше. Какое-то время идёт ожесточённый бой, звездолётов с обеих сторон становится всё меньше. Затем вражеские звездолёты вдруг начинают отступление.
«Удивительно, – подумала Эдна, – до чего же слаженно и чётко действуют наши враги, – она так и подумала «наши враги», не обратив на это внимания. – Каждый звездолёт действительно знает свой манёвр, и у каждого своя сфера ответственности. Ничего не изменилось даже в момент массированного тарана силового поля и орбитальной крепости. Всё подчинено некой единой воле. Звездолёты иридиан ведут себя куда свободнее, и что очевидно, часто проявляют инициативу. Здесь же инициатива исключение, а не правило. Похоже, именно это и рождает удивительную чёткость и слаженность».
На экране впервые появилась женщина-диктор. Она молода и очень красива. У неё классическая внешность иридианки, волосы густые, тёмно-синие, глаза интенсивно-сиреневые. Очевидно, по мысли иридиан, женщина должна в репортажах, способных стать последними, олицетворять планету. В парадной форме, аналогичной форме Эона Тана, с зеркально-серебряной спиралью. В взволнованных глазах горит надежда.
- Кто бы не были наши враги, – сказала она, – нужно отдать должное их мужеству и самоотверженности. В массированном таранном ударе по силовому полю погибло двадцать восемь их звёздолётов, по крепости – девятнадцать, такая тактика оказалась совершено неожиданной для нас. К Ириде они не прорвались чудом, командование в самый последний миг сообразило отдать спасительный приказ уцелевшим кораблям создать вторую линию обороны. В ходе боя у нас уцелело только двенадцать кораблей, у них около пятидесяти, цифры уточняются. В целом мы уничтожили более девяноста кораблей врага. Компьютерный анализ показывает если перебросить в район, где находилась первая орбитальная крепость остальные двенадцать звездолётов, то, даже без её поддержки есть реальный шанс не допустить прорыва, более того, есть шанс уничтожить их оставшиеся звездолёты. Соотношение кораблей осталось прежним один к двум, мы потеряли орбитальную крепость, но у врага снизилась огневая мощь. Конечно, это только шанс, но мы обязаны использовать его полностью. Кроме того, компьютерный анализ показывает, если врагам и удастся прорваться, то прорвутся не более десяти их звездолётов. По данным, полученным на планете Альграба количества ядерных боеголовок, которые несут десять их звездолётов недостаточно для уничтожения нашей планеты. Так что если они сейчас не применят более эффективную тактику, у нас существенно возрастают шансы выжить. Пока враг перегруппируется, идёт заправка звездолётов анамезоном, кроме того, проводиться срочный ремонт, всего, что можно ещё использовать для боевых действий.
На экране появились иридианские звездолёты, пристыковывающиеся к орбитальным крепостям. Так же показаны корабли, спешащие к ним на смену.
- Срочное сообщение командования, – раздаётся её встревоженный голос, – в оптике видны новые звездолёты противника, подтягивающиеся к месту битвы.
На экране видно как к светящемуся рою вражеских кораблей со всех сторон стекаются новые светящиеся точки. Их довольно много.
- Обследование ближайшего космоса радиолокаторами показывает, – в голосе появилась смелость отчаяния, – экран, не пропускающий радиоволны, существенно приблизился. Напоминаю, он был на расстоянии пятнадцати световых минут, сейчас же он на расстоянии только двух световых минут. Теперь понятно – экран создавался их второй эскадрой, сократив его диаметр, они освободили множество звездолётов для боя.
Последние данные: экран создавали пятьдесят звездолётов врага, теперь его создаёт всего десять кораблей. Сорок вражеских звездолётов присоединяются к уцелевшим кораблям их первой эскадры. Таким образом, двадцать четыре звездолёта оставшиеся у нас скоро атакуют около девяноста звездолётов врага. Поступили точные цифры, у них восемьдесят восемь кораблей, не считая десяти звездолётов, создающих экран. В оптике чётко видно, группа наиболее повреждённых звездолётов отходит в сторону. Она довольно большая – пятнадцать кораблей. Итого, похоже, нас будут атаковать семьдесят три звездолёта противника. Кроме того, у них ещё остаётся существенный резерв.
Вновь вспыхивают огненные буквы: «Прошло два часа».
Опять звучит звонкий голос женщины-диктора:
- Они начали атаку на наши звездолёты, на этот раз маневрируют и ведут огонь почти на пределе дистанции интенсивного огня. Наши звездолёты поддерживают огнём наша и третья орбитальные крепости. Огневой контакт малоэффективен с обеих сторон, они не могут пробить общее силовое поле звездолётов, нам трудно попасть в постоянно маневрирующие корабли. Расход анамезона не очень высок, по-видимому, постоянно маневрирующие вражеские корабли тратят энергию, включая анамезоную, в больших количествах. Потерь пока нет с обеих сторон.
Экран какое-то время показывает схватку, хорошо видны постоянно маневрирующие точки вражеских звездолётов, и замершие в неподвижном строю звездолёты иридиан.
- Враг начал сближение, они прекратили маневрирование и вновь применили тактику лобовой атаки. Начинают гибнуть их звездолёты.
На экране хорошо видно, как в атакующем светящемся рое, то один, то другой звездолёт превращается в яркую вспышку. На небольшом расстоянии от иридианских кораблей корабли противника начинают тормозить, наконец, зависают на стационарной орбите и ведут интенсивный массированный огонь по иридианским кораблям. Один за другим начинают взрываться иридианские звездолёты. Без комментариев видно, вражеские корабли гибнут в соотношении один к двум, но, по мере того, как иридианских кораблей становится меньше, их начинает гибнуть всё больше, вражеских всё меньше.
- Единого силового поля больше нет, – раздаётся обречённо спокойный мрачный голос диктора, – враг начинает прорыв к Ириде.
К большому бело-голубому светоносному шару Ириды прорывается всё больше вражеских звездолётов, иридианские звездолёты преследуют их, ведут огонь, иногда вражеские звездолёты взрываются. Но прикрывающие прорыв звездолёты противника, ведут интенсивный огонь по остаткам иридианского флота. Иридианских кораблей остаётся всё меньше и меньше.
На стационарных орбитах над Иридой зависает всё больше вражеских кораблей, от них начинают отделяться оставляющие за собой хвосты пламени ракеты и устремляются к Ириде.
- Враг начал ракетный обстрел Ириды, – голос женщины-диктора пронизан холодным отчаянием. – Наши наземные системы противокосмической обороны открывают огонь по ракетам. Он малоэффективен, ракеты ещё слишком высоко. Ракеты разделяются на кассетные боеголовки. Каждая выбрасывает несколько сотен боеголовок. Очевидно большинство из них муляжи, семьсот лет назад в эпоху последних войн боевые ракеты на Ириде не несли более двадцати ядерных боеголовок каждая, но несли множество муляжей. Так и есть, боеголовки начинают поражаться наземными боевыми лазерами и противоракетами, но они не детонируют. Так, есть первая детонация, боеголовка детонировала неизвестной ядерной реакцией, которой в основном была уничтожена планета Дельты Ворона, их звездолётов выходит к Ириде всё больше, наш флот погиб полностью.
Их корабли окружают нашу планету как саван! – обречённо зазвенел голос иридианки. – Орбитальные крепости ведут огонь, но он малоэффективен. Они выпускают по Ириде всё больше ракет. Всё больше их боеголовок детонирует в верхних слоях атмосферы. Взрывы аналогичны первому. Очень интенсивный ракетный огонь ведётся по столице. Детонирует первая термоядерная боеголовка. Ещё одна. Ещё. Над столицей и над большими городами уничтожено более десяти термоядерных боеголовок. – В атмосфере видны несколько ярких термоядерных вспышек.
Внезапно изображение на экране начинает скакать, идут цветные полосы, изображение и звук резко исчезают. Наступает полная тишина. Довольно долго все земляне сидят молча, с мрачными и потрясёнными лицами, головы у всех звездолётчиков опущены.
Эра Сон встала и вышла к трибунам.
- Это всё, что мы знаем, – грустно сказала она, – электромагнитный импульс, вызванный ядерными взрывами, сделал невозможной дальнейшую трансляцию.
Прошу почтить память погибших братьев по разуму минутой молчания!
Звездолётчики встают, на глазах у женщин слезы. Трагическая минута тянется, кажется, бесконечно долго.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
ветеран форума




Пост N: 1151
Зарегистрирован: 30.11.06
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.04.09 14:34. Заголовок: 3. - Прошу садитьс..


3.

- Прошу садиться друзья, – сказала Эра Сон. – Теперь я, Эдна Корн и члены рабочих групп готовы ответить на вопросы.
- Неизвестно, что было дальше, – раздался звенящий от сдерживаемых слёз голос Дейры Кор.
Те, кто должен отвечать на вопросы, ещё только выходили в центр зала на специально приготовленные места. Но Дейра не смогла сдержаться, чего сейчас не заметил никто. Все звездолётчики испытывали аналогичные чувства.
- Документальных данных нет, – ответила Эра Сон, – но не сложно предположить, дальше враги атаковали четыре уцелевшие орбитальные крепости, и атака им дорого стоила, или они всё же высадили бы десант. После прорыва, по данным нашего компьютерного анализа у них оставалось более тридцати звездолётов, а ведь был ещё резерв.
- Светлое небо! – всё ещё оправляясь от потрясения, спросил Даг Лорин. – Есть ли какие либо данные об операции по спасению детей?
- Нет, – ответили Эра, – и это понятно. Такую операцию нужно держать в секрете на случай высадки десанта, так у спасшихся, повышались шансы выжить.
- Как вы думаете, Сон, – спросил Амор Морэ, – они не случайно нигде ни разу не упомянули Землю?
- Думаю, да, – кивнула Эра, – они сделали всё, что бы помочь нам выжить. В Троане мы тоже не нашли никаких упоминаний о нашей планете.
- Знаете Эра, – сказал вдруг Мир Гром, который, несмотря на всю трагическую эмоциональность ситуации, считал своим долгом восстановление дисциплины, – мне кажется, лучше будет продолжить обсуждение завтра. Нам всем нужно пережить и осмыслить, то, что мы увидели. Думаю, завтра вопросы будут глубже и помогут нам многое лучше понять. Для большинства из нас откровение тот факт, что звёздные войны вообще возможны. Мы все слишком уверовали в порог Габора или Синед Роба, как называл его Эрф Ром, тем более что этой вере сильно способствовали получаемые нами сообщения по линии Великого Кольца, хотя Эрф Ром и попытался нас предупредить, что такое возможно. Но далеко не все из нас сумели понять предупреждение. Если мы хотим победить врага, то, прежде всего, должны понять его – «влезть в его шкуру» как говорили когда-то. Да, у нас ещё мало фактов, но они уже есть. Мы видели их корабли, видели их бой, видели их тактику. Именно это нам и нужно осмыслить. Мужественный Эон Тан прав, иридиане погибли, поскольку им противостоял враг, которого они не знали. Мы теперь знаем, похоже, столько, сколько успели узнать иридиане. Но у нас есть перед иридианами большое преимущество – время это осмыслить.
Как знать, может быть, нам не удастся больше добыть какие-либо данные о врагах. И только мужеству и доблести иридиан мы обязаны тем, что у нас есть хотя бы эти данные. Поэтому наш долг их обдумать, и обсудить завтра со свежей головой.
Я думаю, так же наши коллеги готовившие фильм, к завтрашнему дню смогут лучше подготовиться, чтобы ответить на вопросы.
Собрание поддержало командира.

На следующий день обсуждение продолжилось. Небо над конференц-залом теперь было светлым. На нём нежным пурпуром пылала заря. И каким-то непостижимым образом было понятно, это утренняя заря, а не вечерняя. Облаков намного больше, чем вчера, но они были не серыми, как в тёмно-синих сумерках, а белыми и голубоватыми. И довольно быстро бежали по утреннему небу куда-то в бесконечную даль.
Обсуждение начал Даг Лорин.
- Очевидно, мне лучше адресовать вопрос Корн, – сказал он. – Как вы думаете, что могло побудить врагов на настолько самоотверженный поступок – массированный таранный удар по системе силовых полей и орбитальной крепости? В моём представлении в любых нравственно деградировавших сообществах личности должны слишком дорожить индивидуальной жизнью, вернее они должны ей дорожить больше чем, чем бы то ни было. «Собою будь доволен тролль», – есть древнее выражение. Мне всегда казалось, оно точно характеризует нравственно деградировавшие личности и социумы, которые просто не могут не быть воплощениями эгоизма.
Эдна отрицательно покачала головой.
- К сожалению, это заблуждение Лорин, – сказала она. – Нравственно деградировавшим сообществам в условиях фашизма почти всегда присущ фанатизм. В этом и состоит главная опасность псевдокрасоты – она способна стать для субъекта дороже индивидуальной жизни. Массовый героизм был нормой в условиях фашистских государств ЭРМ. Причём наиболее могущественными фашистскими государствами прошлого были те, где псевдокрасота очаровывала не только простое население, но и элиту, или, по крайней мере, значительную её часть. Как только в элите начинал преобладать цинизм, начинался процесс разрушения государства. В условиях же фашизма обладающего настолько колоссальнейшей научно-технической мощью, мы, полагаю, обречены столкнуться с немыслимой на Земле в ЭРМ мерой фанатизма и псевдокрасоты. Эта псевдоцивилизация, как и любой вампир должна уметь очаровывать, причём, с невероятной силой, и я думаю, мера её очарования способна быть опасной даже для нас, несмотря на прошедшие два с половиной века Ноосферной эры. Великий художественный сериал ХХ века «Семнадцать мгновений весны» хорошо передаёт силу очарования «Третьего Рейха», пленившую в семидесятые годы этого века многих жителей СССР, особенно в среде молодёжи. И пленяющую людей потом ещё много десятилетий, не смотря на то, что практически в каждой семье были погибшие в годы Великой войны. Здесь мера очарования обречена быть ещё выше, и намного выше. В тоже время, массированному таранному удару есть и более прозаическое объяснение – экипажи могли оставить звездолёты, составляющие остриё клина, и перейти на другие корабли, и массированный таранный удар звездолёты совершали в беспилотном режиме. Рассчитать сколько нужно кораблей, чтобы пробить силовое поле, и уничтожить орбитальную крепость было не так сложно, и выделить их на эти цели с небольшим запасом. Такой приём активно использовался в прошлом на Земле в морских сражениях, зажигательные таранные корабли с покидающей в последний момент их малой командой назывались брандеры, и масштабы применения брандеров были высоки.
- А как вы думаете, в чём может состоять очарование этой псевдоцивилизации? – уточнил Даг Лорин.
- Боюсь, Лорин на это вопрос я ответить не смогу. Информации мало.
- Да, понимаю, – кивнул Лорин, – следовало самому сообразить. Мы по-прежнему о них ничего не знаем.
В глазах Эры Сон появилось решительное несогласие, и она достаточно резко вмешалась в разговор.
- Это не совсем так, Лорин, – сказала она. – Благодаря иридианам мы уже знаем, какими системами боевого вооружения оснащены их звездолёты. И это настолько важно, что нам нужно обсудить вопрос посылать ли сообщение об этом на Землю, или подождать, пока наработаем больше данных.
- А ваше мнение? – заинтересованно спросил Лорин, волна интереса прошла по залу.
- Моё мнение, нужно больше данных, – ответила Эра. – То, что пришельцы ушли отсюда с настолько большими потерями, даёт нам шансы раздобыть ещё информацию. Вот окончательный отчёт о работе экспедиции, думаю, нужно послать и по радио, на тот случай если «Аристон» погибнет по пути на Землю от обычных опасностей межзвёздного космоса. Предлагаю высказаться по этой проблеме.
- Вот ещё что важно, – вмешалась Эдна, – мы проработали вопрос, поставленный вчера командиром звездолёта. Для меня в поведении пришельцев есть две важные детали, они при общем просмотре очень бросились в глаза. Удивительная чёткость в действиях их флота, и не менее удивительная слаженность. А так же их большая осведомлённость об уровне развития и боевых возможностях цивилизации Ириды. Их поведение можно назвать педантичным. Такая черта говорит о высокой дисциплине, и развитом чинопочитании. Мы обсудили с Сандрой и членами рабочих групп эту проблему и считаем – данный пункт может стать отправной точкой для серьёзного психологического исследования. Но такое исследование лучше провести на Земле, после анализа и изучения всех данных земными институтами и академиями. Пока же могу сказать – на Земле подобная педантичность была присуща фашистским режимам у власти, в которых находились индивидуальные вампиры звериного типа. Яркий пример вновь, так называемый, «Третий Рейх». Об этом же говорит и их агрессивность и жестокость.
Касательно второго момента, ситуация может быть ещё опаснее, чем мы предполагали. Предупреждение Эона Тана имеет неоценимое значение. Он правильно обратил внимание, на то, что они не просто атакуют цивилизации входящие в ВК в их районе Галактики, а, предварительно, тщательно изучают их. По косвенным данным планету звезды Альграб атаковали максимум пятьдесят звездолётов, здесь их было около двухсот. Кстати, то, что именно около двухсот, а не двести тоже имеет значение. Они снарядили именно такое количество звездолётов которое, при правильном подборе тактик, позволяло наверняка уничтожить цивилизацию Ириды. Единственный фактор, помешавший им в полной мере осуществить задуманное – героизм иридиан. Но его сложно учесть, принимая во внимание, что цивилизация Ириды семьсот лет не знала, что такое война. Это рождает подозрение, что и о нашей цивилизации они узнали не пятьдесят лет назад, а раньше. Но не атакуют, поскольку считают недостаточно изученными. А значит, времени, чтобы подготовиться к их атаке, у Земли может быть гораздо меньше, чем мы думаем. И, похоже, именно этот вывод самый актуальный. И вопрос, посылать ли нам новое сообщение на Землю, и немедленно вылетать за ним вслед, вновь встаёт. Здесь есть и положительный момент, факт, что они не учли способность цивилизации Ириды к эффективным боевым действиям, свидетельствует – с цивилизациями входящими в Великое Кольцо они сталкивались не часто.
- А ваше мнение Корн? – спросил теперь Мир Гром.
- Моё мнение, нужно всё же продолжить работу на Ириде, – с подчёркнутым спокойствием сказала Эдна. – Первой нашей информации о том, что Ирида уничтожена массированным ядерным ударом из космоса, помноженной на то, что убийцы уже знают о земной цивилизации, достаточно чтобы Земля начала создавать систему противокосмической обороны, и боевой космический флот, равно как и систему оповещения об опасности из космоса. Сообщению понадобиться около шести лет, чтобы достичь Земли, нам более семи. И будет лучше, если мы доставим на Землю максимально подробный отчёт. А не кинемся сообщать новую информацию, забыв обо всём. Паника тоже убивает, и убивает вернее, чем чтобы то ни было, подобные же действия сложно назвать иначе, чем паническими. Тем более что всё, что мною высказано не более чем предположения.
Мир Гром задумчиво взглянул на Амора Морэ и задал вопрос ему.
- Морэ, как вы думаете, сколько им понадобится кораблей уже известного типа, чтобы уничтожить Землю, если мы успеем подготовиться? – все земляне сконцентрировали внимание на старом звездолётчике.
- Пока можно сказать одно, – уверенно, с заметной гордостью, ответил Морэ, – очень много, намного больше, чем для уничтожения Ириды. Если бы «Аристон» встретился с их эскадрой до её атаки Ириды, и они бы не знали, каким оружием он вооружён, я бы поставил на «Аристон». Наши аннигиляторы способны генерировать поток античастиц всё расширяемся конусом, сохраняющим поражающий эффект, при максимальной мощности удара, на расстояние до нескольких миллионов километров. И если бы их эскадра шла в том же боевом порядке, мы уничтожили бы её всего несколькими ударами. В поток антиматерии при каждом ударе неминуемо попадало бы несколько десятков кораблей, и они сразу же превращались бы в поток фотонов. Шанс прорваться к Земле через систему обороны, использующую аннигиляторы один – очень рассредоточенный боевой порядок. Расстояния между атакующими звездолётами в несколько световых секунд, маневрирование, и непрерывный массированный огонь по нашим объектам, плюс уничтожение существенной части системы обороны. Это требует многих сотен, а может и тысяч боевых звездолётов, абсолютное большинство которых погибнет. В общем, аннигиляторы дают все шансы, – удовлетворённо, к заметному снижению напряжения, закончил он.
С очень взволнованным видом поднялась Дейра Кор, это мгновенно приковало внимание звездолётчиков.
- Простите, уважаемый Морэ, – чуть дрожащим голосом спросила она, – а их силовые поля, они не могут экранировать античастицы?
- Нет, Дейра, – покровительственным тоном ответил Морэ, – этот момент учтён при разработке аннигиляторов. Используется поток разнообразных античастиц, которые обязательно войдут в реакцию с частицами, составляющими силовое поле, кроме того, поток можно варьировать, – и, посчитав вопрос исчерпанным, повернулся к Сандре.
- Я хочу задать Кара вопрос, который, думаю, волнует всех. Иридиане не воевали более семисот лет, и, тем не менее, столкнувшись с реальной и чудовищной войной, они проявили себя, без сомнения, настоящими воинами, да что там… они проявили настоящий героизм и доблесть, думаю, Земля увековечит их. Как можно объяснить такой феномен?
- Простите, Морэ, – перебила Дейра, – но я хотела задать уточняющий вопрос.
- Да, конечно, – вновь повернулся к ней Морэ.
- Я не физик, но у меня есть сомнение, что аннигиляторы настолько абсолютное оружие. Вы сказали – силовые поля пришельцев вступят в реакцию аннигиляции, но, по-моему, здесь и опасность. В реакцию аннигиляции вступят силовые поля, а не обшивка кораблей. Ведь плотность потока античастиц генерируемых, например, «Аристоном» не так уж и высока. Не может ли быть, что аннигиляционный удар уничтожит силовое поле, а не вражеский звездолёт? Силовое же поле, как я понимаю, легко восстановить, поскольку уничтожено будет лишь оно, но не механизмы его создающие. На «Аристоне» силовая защита устроена так, что поле восстанавливается автоматически. Значит, аннигиляторам придётся вести огонь по звездолётам врага, до тех пор, пока они полностью не исчерпают запасов анамезона, а огонь аннигиляторов это тоже большой расход энергии.
Морэ глубоко задумался, нахмурились и все члены экипажа. «Небо» над конференц-залом внезапно помрачнело. Налетели тучи, на головы звездолётчиков начал накрапывать мелкий неприятный дождь. Главный компьютер через мыслесенсоры отслеживал настроение экипажа, и создавал голограмму соответствующую настроению большинства. Капли виртуального дождя исчезали за несколько сантиметров от звездолётчиков, но это не прибавляло оптимизма.
- Похоже, вы правы Кор, – мрачным тоном сказал Морэ, – такая опасность существует. Мы не знаем мощности их генераторов силовых полей. И если мы не проясним этот вопрос, то сильно рискуем. Нужно знать, какой плотности поток античастиц необходим, чтобы он позволял аннигилировать их звездолёты вместе с силовыми полями, равно как и под силу ли настолько интенсивный поток аннигиляторам. Должен признаться, я чуть было, не поддался известной болезни людей не знающих или забывших, что такое война – вере в то, что мы «их» – врагов «шапками закидаем», или недооценке противника.
Дождь усилился. Эдна вновь пристально посмотрела на Дейру. Новым, не свойственным ему раньше взглядом на Дейру посмотрел и старый звездолётчик. Небо начало потихоньку светлеть.
- Я ещё хотела узнать, уважаемый Море, – опять спросила Дейра, – почему стороны не применяли в космическом сражении ракетно-ядерного оружия.
- Ну, это просто, – уже без снисходительных ноток ответил старый звездолётчик. – Энергия любого взрыва, включая ядерный, рассеянная. Для того чтобы пробить силовое поле, нужен концентрированный поток энергии. Квантовые и плазменные генераторы дают именно такой поток – бьющий в одну точку, энергия же ядерного взрыва бьёт по полю в целом, и большая её часть рассеивается. Вот если бы ядерный взрыв произошёл внутри «силового пузыря» окружающего звездолёт, он бы уничтожил и звездолёт, и поле. Ни одно силовое поле не выдержит ядерный взрыв изнутри, но снаружи…
Дейра понимающе кивнула, и заметно смутилась наивности своего вопроса.
- Теперь же, я всё же попросил бы вас Кара ответить на мой вопрос.
- К сожалению, у меня нет ответа, – с грустной улыбкой сказала Сандра, – земная психология впервые сталкивается с подобным феноменом. Могу только предположить, что воин в каждом человеке занимает большее место, чем кажется с первого взгляда, особенно в нашу Ноосферную эру. «Человеку необходимо убивать», – писал Эрф Ром. Видимо Ноосферная цивилизация, очень требовательная как к личности, так и к обществу, исподволь развивает в нас многие качества, в том числе, и качества воина. В целом экспедиция на Ириду многое даст не только индивидуальной и коллективной психологии, но и всему блоку наук о человеке. Я начинаю думать – то, что Земля не посылала на планету смерти так долго второй экспедиции большая ошибка. Горький опыт тоже нужно изучать, как бы это не было больно.
Сандра немного подумала, и продолжила.
- На Земле, в последние десятилетия намного возросло количество серийных убийств, равно как и количество маньяков их совершающих. К сожалению, долгое время мы не придавали этому должного значения. ПНОИ вела лишь обычную оперативную разработку таких случаев, пока они не вышли за все возможные рамки. Недавно при АГР была создана специальная группа по изучению проблемы. Её возглавляла я, но, к сожалению, мне пришлось оставить эту работу, ради экспедиции на Ириду. Тем не менее, кое-что проработать я успела. Мой предварительный вывод, боюсь, очень настораживающий. Похоже, мы недооценивали исследования Фрейда – исследования о танатосе – комплексе разрушения и саморазрушения присущего человеку, который Эрф Ром назвал – «Сердцем Змеи». Самое же опасное – потребность в убийствах, прежде всего, проявляется среди людей незаурядных, с наименее заблокированными способностями Прямого Луча. Я так же склоняюсь к выводу, что наше не очень удовлетворительное продвижение в плане разблокирования Третьей сигнальной системы связанно с этим. Похоже, сила Кундалини тесно связанна не только с либидосом, как считалось, но и с танатосом. И для того, чтобы адекватно пробуждать в человеке способности Прямого Луча, нужно адекватное удовлетворение не только сексуальной жажды, но и, извините, жажды убийства. Я перед отлётом подготовила подробный доклад со своими предварительными выводами лично на имя Рама Мары. И, должна сказать – он делает яснее вопрос почему система Великого Кольца, по сути, искусственно заморозила развитие Третьей сигнальной системы. Хотя, конечно, мои выводы только предварительные.
Эта информация заставила многих звездолётчиков удивлённо переглянуться.
- Вопрос к Дейре Кор, – встал один из звездолётчиков, в его тоне прозвучало глубокое уважение, почти невозможное к настолько молодой девушке. Вопрос, тем не менее, был обычным вопросом к специалисту. – Я обратил внимание, у иридиан такие же двойные имена, как и у нас. Кроме того, мне кажется, иридианский язык похож на современный земной намного больше, чем, например, китайский. Чем это можно объяснить?
Дейра, комплексовавшая, что находится в окружении самых известных и блестящих учёных Земли, к тому же намного старших её по возрасту, несколько смутилась тону. Но в душе внутренне обрадовалась, что социология и лингвистика те области, где она чувствует себя уверенно.
- То, что иридианский язык не представляет из себя нечто особенное известно давно, – ответила она, – у него даже много общего с испанским языком. В нашем распоряжении есть несколько расшифрованных языков цивилизаций Великого Кольца, они показывают – процесс совершенствования идёт в Галактике схожими путями и у высокоразвитых цивилизаций больше общего, чем кажется. Есть выражение «Все красивые женщины похожи», но это не значит, что красивые женщины одинаковы, или становятся от этого менее прекрасными. Похоже, в мироздании действует некий общий закон повторяемости и многообразия, они представляют из себя биполярное, или, как говорили раньше, диалектическое единство. Аналогична ситуация с двойными именами, система таких имён удобна, и не сложно предположить, что с подобной системой на других высокоразвитых населённых мирах мы ещё столкнёмся не раз.
Спросивший удовлетворённо кивнул. Поднялся Мир Гром, посчитавший, наступил удачный момент для завершения дискуссии.
- Давайте, наверное, закроем вопрос, посылать ли новое сообщение на Землю, – сказал он. – Есть ли кто считающий целесообразным послать такое сообщение?
Таковых не оказалось.
- Спасибо! – сказал Мир Гром. – Теперь, если можно, другой вопрос. Эра в главном мозгу Троана есть информация об их лучших произведениях культуры?
- Да, Мир, – оживилась Эра, – имеется большая электронная библиотека их лучших книг, не менее впечатляющие видео и фонотеки, а так же эйдопластические репродукции лучших картин, скульптур, и достижений архитектуры. Каждый город хранил в себе красоту всей цивилизации, и всей природы планеты. Желающие могут начать знакомиться с достижениями культуры иридиан уже сейчас, мы начали работу по составлению электронных каталогов, и вот-вот эти сведения начнут вводиться в память главного компьютера. По данной теме есть ещё важная информация. В подземных пустотах рядом с Троаном, их нам скоро предстоит исследовать, находится уникальный заповедник «Сияющие пещеры», у нас есть шанс увидеть его собственными глазами. Иридиане работали над ним несколько веков, и если он уцелел, мы скоро увидим сокровенную красоту подземных чертогов. Он освещён вечными светильниками, питаемыми особыми термоядерными реакторами малой мощности, так что есть шанс увидеть его в освещении, над которым века работали лучшие художники Ириды. Мы начали работу над большим документальным фильмом о иридианской культуре, многие из нас, как и большинство землян являются одновременно художниками, поэтами, писателями, и владеет рядом других профессий в области культуры и искусства, но эта работа потребует времени. Возможно, данный фильм мы представим экипажу, уже когда «Аристон» будет лететь к Земле, перед тем как мы погрузимся в гипнотический сон, но такой фильм, безусловно, будет только первым экскурсом. Окончательно эта работа может закончиться только на Земле, где за дело возьмутся лучшие художники нашего мира. Но, если «Аристон» вернётся на Землю, красота души Ириды всегда будет с нами.
Виртуальное «небо», между тем, всё вернее светлело. И из серо-пурпурного всё вернее становилось золотым, всё ярче разгораясь светом, уже дневного солнца.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
ветеран форума




Пост N: 1155
Зарегистрирован: 30.11.06
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.04.09 23:40. Заголовок: Глава VII Сияющие ..



Глава VII

Сияющие пещеры

Честь и бесчестье.
Жизнь и бессмертье. Что между ними?
Только клинок!



1.

«Аристон» бесшумно и торжественно поднялся с поверхности Ириды, взяв курс к побережью. Земляне получили возможность ещё раз полюбоваться Троаном с высоты птичьего полёта. Через полчаса, звездолёт опустился на побережье, рядом с горной грядой, под ней располагались колоссальные подземные пустоты, известные на Ириде с незапамятных пор и, всё равно, до конца не исследованные. Пещеры шли не только под землёй, но и заходили далеко в океан, под водой находится множество галерей, как заполненных водой, так и сухих. Колоссальная подземная страна рядом с Троаном, безусловно, была уникальной, и сама по себе заслуживала тщательного изучения, но экипажу «Аристона» нельзя было ограничиться исследованием спелеологического характера.
Океан, встретил земной звездолёт умеренным волнением.
Сканеры и специально запущенные беспилотные стрелоиды тщательно, и в который раз, изучили местность, сообщив – никакой опасности не просматривается. Группа Эдны Корн, вышла из звездолёта. Люди остановились перед океаном и замерли, как каждый давно не встречавшийся с морем. Великий океан Ириды совершенно не отличался от земного собрата. Та же бесконечная равнина изумрудно-лазурного цвета пронизанная солнечным светом, вернее светом звезды Барнарда, с колоссальным могуществом и покоем уже миллиарды лет била о земную твердь своими волнами. Та же бездна, пугающая и пленяющая одновременно подобно бездне космоса. И тот же вечный и страстный зов этой бездны, давно и навсегда покоривший сердце человека, заставляющий людей из века в век, из тысячелетие в тысячелетие уходить в бездну океана и космоса всё дальше и глубже, на утлых пирогах, на парусниках, на других кораблях, на звездолётах.
Группа Эдны прошла через проход в силовом поле и вышла к полосе прибоя. Огромные волны с шумом налетали на прибрежные камни, разбрасывая мириады брызг. В широтах Троана, в году было много солнечных дней, солнце сияло и сейчас, и после удара волн над многими камнями вспыхивала и гасла мгновенная радуга, чего землянам не приходилось видеть в полосах прибоя морей и океанов Земли. Эдна и Мидори встали рядом. Их дочерей разных народов, прошлое которых не только в этой жизни, связанно с далёкими друг от друга регионами Земли, тесно объединяла любовь к морю. Сейчас они остро почувствовали – насколько близки друг другу бездны Тихого океана, Средиземноморья, и этого бесконечно далёкого океана, и как перед лицом близости, в сущности, малы бесконечные географические и астрономические расстояния, разделяющие прекрасные стихии.
Мгновения занимал этот странный ритуал приветствия океана, но как же он, оказывается, был важен. Люди смотрели на океан через прозрачный молекулярно изменённый силиколл гермошлемов скафандров высшей защиты, казалось бы, полностью изолирующих их от планеты, но чувствовали – океан так же смотрит на них. Эдна и Мидори прикоснулись плечами, как они всегда делали в минуты волнения и всматривались с бушующую бездну в надежде прочесть в её бесконечности нужный и верный ответ, на свои им самим до конца непонятные вопросы, и читали их. Читали непонятные невысказанные ответы, на непонятные невысказанные вопросы, и в который раз чувствовали, без этих вопросов и без этих ответов нельзя жить.
Мудрость страны – родины Мидори учила – самые важные вещи постигаются не умом, а душой, ум же подобен листику, раскрывающемуся каждую весну, и опадающему каждую осень, как и индивидуальная человеческая жизнь.

Гляжу, опавший лист
Опять взлетел на ветку,
То бабочка была

В незапамятные времена сказал мудрец страны Мидори, уже тогда не умом, а душой поняв – именно эта маленькая бабочка дарит человеку и человечеству надежду на бессмертие. Это, а так же то, что душа всё же есть, очень чувствовали обе женщины, здесь, на планете смерти. Это было не научное понимание, подаренное человечеству в XXI веке спирально-ассимитричной научной парадигмой. А именно понимание душой. У Эдны возникло чувство – она поднялась на новую ступеньку в постижении и совершенствовании мироздания.
Наконец, главное произошло – мир Ириды, внезапно, перестал быть чужим. Только сейчас люди до конца поняли и почувствовали – их дом не только Земля, но и вселенная, и их долг наводить и поддерживать достойный порядок в доме. Порядок, позволяющий дому становиться всё лучше, чище, прекраснее.
Земляне подошли к подземоходу, аппарату, с мощными ракетными ядерными двигателями, позволяющими двигаться под землёй, пробивая в ней по мере движения тоннели. И тот, поднявшись на антигравитационных двигателях, их использовали для передвижения в воздушной среде, понёсся к горной гряде. Решили не пользоваться старыми проходами известными из схем полученных в Троане, а пробить новый, которым и пользоваться впоследствии. Подземоход, включив ультразвуковой локатор, тщательно обследовал грунты, находясь в воздухе. Каждый грунт давал своё ультразвуковое эхо, образовавшаяся картина возникала на эйдопластическом экране компьютера. Обнаружив удобный широкий тоннель, находящийся в двадцати метрах от поверхности, решили войти в него. Подземоход наклонил сверхпрочное, из алмазных сплавов тело включил ядерную ракетную установку. Голубое пламя ударило из двигателей на многие десятки метров, огромная серебристая сигара наклонилась и замерла над землёй, как бы прицеливаясь в нужную точку, затем вдруг сорвалась с места, вонзилась в поверхность и исчезла. Мгновения понадобились подземоходу, чтобы пронзить двадцать метров грунтов и оказаться в подземном тоннеле. Свет исчез, теперь подземоход шёл только по картине синтезированной компьютером на основе данных ультразвукового локатора.
Помчались километры и километры подземных тоннелей, их подземоход иногда расширял, иногда углублял, иногда создавал новые. Несколько часов земляне изучали громадную подземную страну тщательно сканируя и естественные пещеры и искусственные горные разработки, но не находили ничего имеющего практический интерес. Убежище, если оно было, тщательно укрыли.
Нашли несколько подземных рек, запущенные зонды показали – в них есть биосфера, и доставили на подземоход несколько слепых рыб, первых иридианских живых существ увиденных землянами. Обнаружили подземный выход к океану, в нём тоже была биосфера. Зашедшие глубоко в океан зонды сообщили – в нём есть не только биосфера характерная для подземелий, но и обычная, и доставили массу образцов рыб, ракообразных, моллюсков и водорослей. Первичный анализ не выявил в них, каких-либо физических мутаций. Через шесть часов стало ясно – первый день ничего не дал в плане поисков убежища, решили вернуться на звездолёт.
На звездолёте решили разделить группу Эдны на две и, задействовав второй подземоход усилить их специалистами из других групп, и расширить район поисков.
Далее подземоходы много дней утюжили пустоты, но безрезультатно. Через две недели на кратком совещании Эра Сон сделала, как всегда неожиданное предложение вначале изучить Сияющие пещеры, мотивируя тем, что если убежище существует, то вряд ли его обитатели совсем забыли и забросили настолько прекрасный заповедник. Идею приняли, тем более все подходы к Сияющим пещерам за две недели успели изучить. Создали объединённую группу специалистов под руководством Эдны Корн. Мысль, что настолько прекрасный заповедник заминирован, казалась кощунством, но, тем не менее, решили, первичное исследование проведут СДФ. СДФ выделили неделю на поиск возможных взрывных устройств.
Через неделю СДФ доложили – взрывных устройств не обнаружено, зато система освещения работает и все автономные реакторы действуют. Земляне могли изучать Сияющие пещеры при свете и в полной мере оценить их естественную и рукотворную красоту. Вскоре, объединённая группа смогла направиться в заповедник.

Атлетически сложенный древнеримский воин в доспехах, вооружённый гладиусом атаковал Мира Грома. Воин был очень искусен, во владении мечом, и гладиус в его руках сверкал как молния. Мир Гром больше месяца работал с этой программой, самой совершенной из имеющихся. Фантом древнеримского воина знал и умел применять многие приёмы фехтования, о которых понятия не имели в Древнем Риме, цивилизация Земли вложила в него все новейшие достижения в области боя холодным оружием. Это был единственный фантом в поединке с которым Мир ещё иногда проигрывал, других фантомов он уже побеждал легко. Увлечённый Мир не заметил, как в зал вошла Сандра и начала наблюдать за поединком иронично прищуренными глазами.
Воин сделал рискованный выпад, Миру удалось увернуться. Он сделал быстрый шаг вперёд и взмахнул мечом. Сверкающий клинок опустился на шею воина, голова слетела с плеч, и покатилась по залу. Обливаясь потоком крови, тело воина рухнуло на пол.
Сандра зааплодировала.
Мир повернулся к ней и был награждён ироничной улыбкой.
- По-моему, Гром, – сказала Сандра, – вам уже нужен спарринг-партнёр – человек. Насколько мне известно, только что побеждённая вами программа самая сложная.
- Вы можете, кого-либо порекомендовать? – в тон, выпадая из вечного угрюмого состояния, спросил Мир.
- Конечно, – кокетливо прищурилась Сандра. – Себя! – И взглянула на Мира сияющим взглядом полным озорного вызова.
- Что ж, – сказал Мир, – после того нашего поединка, ваше предложение, безусловно, является предложением, от которого я не могу отказаться.
- Ну и замечательно, – рассмеялась Сандра. – Когда же мы сможем приступить?
Глядя в озорные смеющиеся глаза Сандры, Мир вдруг остро почувствовал, насколько же она ему нравится, и насколько ему приятно, это её столь мастерски применяемое дерзкое искромётное кокетство. «Как умело она замкнула круг, – восхищённо подумал он, – я ведь теперь не могу отказаться от поединков с ней». Он так же почувствовал, глядящая ему прямо в глаза Сандра, читает его мысли, как в открытой книге. Мир заметно смутился. Глаза Сандры засмеялись ещё сильнее, и она медленно, с затяжкой, провела по верхней губе кончиком языка, и грациозно повела бёдрами.
- Так, когда же? – вновь с вызовом спросила она.
- Скоро не получится, – с заметным огорчением сказал Мир, – вы очевидно знаете, я намерен приступить к подводным работам, а они не оставят много времени на тренировки.
Глаза Сандры засмеялись ещё сильнее, и в них появился, подчёркнуто снисходительный блеск, однако, даже Мир заметил мелькнувшие в них тревожные огоньки.

Пока шло исследование с использованием подземохода, Мир Гром решил провести изучение подходов к подземелью, из океана. Было очевидно, это далеко не самая опасная работа, что позволяло ему, заняться ею всерьёз. Мир был очень опытным звездолётчиком, и на нём лежала главная ответственность за возвращение «Аристона» на Землю, но это была не главная причина фактической незаменимости Грома.
Экипаж «Аристона» составляли лучшие пилоты и астронавигаторы, а Амор Морэ был живой легендой звездоплавания. Главная причина – Мир был пока единственным землянином, имевшим уникальную специальность – инженер аннигиляционных установок. Тщательно изучил их и неоднократно испытал в поясе астероидов, и поэтому с максимальной вероятностью мог справиться с совершенно неизученным явлением – аннигиляцией, ставшей самым чудовищным оружием во всей обозримой истории Галактики, и, безусловно, способной выйти из-под контроля.
Аналогичную подготовку имела ещё Эра Сон, но она была подготовлена намного слабее, поскольку имела другую задачу. Большой пилотируемый стрелоид оставался на Ириде, если будет решено создать на ней постоянную станцию, и стрелоид так же оснастили аннигиляторами. Возвращение землян на Ириду не могло состояться раньше чем через четырнадцать лет, а остававшейся группе нужно быть готовой ко всему. Поэтому Эру обучили применению малых аннигиляторов, но она не могла в полной мере заменить Грома. Больше работе с аннигиляторами не обучили никого. Проработав возможные варианты развития Ириды, после массированного ядерного удара Академика Стохастики и Предсказания Будущего пришла к выводу – это знание, на Ириде, попав в недостойные руки способно представлять страшную опасность для Земли, и для всей Галактики. Информации об аннигиляторах не было и на компьютерах «Аристона». Не знали досконально их устройства и Эра и Мир, а «Аристон» оснастили системой самоликвидации, прежде всего, на тот случай, если возникнет реальная опасность, что аннигиляторы попадут не в те руки. Впрочем, досконально знать устройство аннигиляторов и крайне сложно. Для одного человека, если не применить особую систему усвоения информации построенную на способностях Прямого Луча, почти невозможно постигнуть их детальное устройство. Группа людей со специальным инженерным образованием могла его усвоить, но именно по этой причине на «Аристоне» не было такой группы. Мир решил, что может себе позволить взять на себя личное руководство подводными работами и выйти, наконец, со звездолёта годы пребывания в котором очень тяготили. Совет звездолёта, поняв командира, не возражал. Вначале он решил провести первичное визуальное изучение подводных подходов к подземелью с большого подводного корабля, для которого роботы СДФ соорудили небольшую гавань неподалёку от «Аристона».
Подводный корабль несколько недель искал подходы к подземелью находящиеся на большой глубине и нашёл их несколько сотен. Площадь подводных пещер если и уступала надводным, то ненамного. Большой подводный корабль был оснащён двумя малыми и пятью вездеходами-амфибиями, что позволило приступить к изучению подводных проходов непосредственно. Много работы оказалось для Дага Лорина. Животный и растительный мир подводных пещер был уникален, однако, все поиски физических мутаций, к его разочарованию, не дали результатов. Троан находился далеко от мест применения ядерного оружия, неизвестный же радиационный поток не уродовал геном.
Однако когда начались работы непосредственно в глубинных подводных пещерах, Лорин обнаружил несколько удивительных видов слепых рыб общавшихся между собой и в целом использующих для ориентировки необычайно развитую Третью сигнальную систему. Вскоре Лорин представил официальный доклад – анализ генома рыб показывает, здесь не эволюционный процесс, а физическая мутация, но она не характерна, для мутаций, связанных с радиоактивным излучением. Лорин, исследовавший много внеземных форм жизни, назвал в докладе данные организмы уникальными и написал: «они имеют неоценимое значение, для исследований в области Третей сигнальной системы». Эдна и Сандра зная увлекающуюся натуру Лорина, вначале отнеслись к этому с некоторой иронией, и Сандра даже поинтересовалась: «Нет ли здесь помощи Светлого неба?», но, ознакомившись с наработками детально, они переменили мнение, и извиниться перед биофизиком. Организмы действительно были уникальны. Серия экспериментов показала – в охоте они применяют гипнотическое внушение. Рыбы были не только слепы, но и немы, они не умели подобно обычным рыбам генерировать звуки в ультразвуковом диапазоне, внушение применялось телепатически. Рыбы умели так же путём телепатического внушения наводить галлюцинации, на любых живых существ обладающих мозгом, в том числе и на людей.
Обнаружили подводные искусственные сооружения иридиан, они оказались горными разработками. В них нашли серьёзное компьютерное хозяйство, что потребовало от Эры Сон присоединиться к исследованиям. После памятного разговора в Троане поведение Эры в отношении Мира стало более откровенным, и она почти не скрывала, что рада такому обороту событий. И, как и большинство женщин, в таких случаях, умело исподволь создавала ситуации, позволяющие ей, находится рядом с Миром, поменяв свою прежнюю тактику на прямо противоположную. Мир не имел ничего против. Эра очень нравилась ему давно и то, что великолепная уловка Сандры, дав, не тот результат, на который она рассчитывала, наконец, позволила им сделать шаг навстречу, устраивало обоих. Сандра смотрела на это с легкой иронией, к которой иногда, когда Эра не видела, добавляла лёгкую укоризну, равно как её ирония становилась более насмешливой, когда её видела Эра, но не видел Мир. Эдна же вела себя так, будто её это ставшее откровенным соперничество женщин не касалось. Мир верил в это, он давно уже заметил, что верит ей всегда и во всём, равно как понимал и то, что эта вера более чем наивна. Эдна умела внушить ему чувство доверия как никто, и, в отличие от Сандры и Эры очень редко позволяла себе кокетство, наверное, поэтому оно и было совершенно неотразимым.
Но, так или иначе, контакты Мира с Эдной и Сандрой становились всё реже, а с Эрой всё чаще просто в силу того, что работы под водой становилось больше. Вскоре Мир обнаружил – Эре всё вернее удаётся вытеснить Сандру и Эдну из его мыслей. Выяснилось, в иридианских разработках велась добыча золота. Одновременно выяснилось – здесь велись работы по улучшению качества анамезона и испытания анамезоных ракетных двигателей. На компьютере нашли схемы иридианских звездолётов, включая разведывательные, отправленные на поиск неизвестной псевдоцивилизации и боевые. Эра предложила построить под водой постоянный купол, Мир согласился. На совещании где принималось данное решение, Эра бросила на Сандру и Эдну откровенно ироничный взгляд. Менее сдержанная импульсивная Сандра вспыхнула, но равнодушие не сумела продемонстрировать и Эдна, она впервые опустила глаза и стала ещё более печальной. Взгляд Эры стал торжествующим.
Вскоре стало ясно, на подводном руднике налажено производство анамезона и его реально восстановить. Это был чрезвычайно важный факт, поскольку давал возможность «Аристону» пополнить запасы анамезона, а значит, намного повышал энергетическую независимость землян, позволяя чаще посылать сообщения на Землю. Добыча золота и производство анамезона были полностью автоматизированы, что, предположительно, позволяло в этой работе задействовать немного людей и СДФ.
Под водой Мир и Эра стали часто работать вдвоём, и всё больше времени проводили вместе. В куполе у каждого звездолётчика была отдельная комната, вскоре Мир и Эра начали заходить друг к другу и подолгу беседовать. Беседы их оставались чисто деловыми, да и круг вопросов которые нужно обсудить, был большим. Однако оба понимали, что вплотную подошли к черте, которую уже скоро просто обязаны, перейти. Но Эра всё же оттягивала этот момент, хотя было очевидно – она очень боится соперничества со стороны Сандры и Эдны, но как истинная Цирцея она всё же не могла отказать себе в удовольствии разжечь в Мире огонь желания до максимальной мощи. Но восхитительная игра Эры становилась всё более рискованной.



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
ветеран форума




Пост N: 1159
Зарегистрирован: 30.11.06
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.04.09 18:13. Заголовок: 2. Земляне вышли ..


2.

Земляне вышли из подземохода за два с половиной километра до заповедника: дальше решили идти пешком.
Тонкое, поющее журчание воды, сочетающееся со звонкой капелью, становилось всё более явственным, по мере приближения к Сияющим пещерам. Стало понятно, это музыка глубинных недр, её сумели уловить иридиане и сделать слышной и понятной каждому, кому судьба подарила счастливый жребий оказаться в сокровенных недрах. Она нарастала, чаруя и пронизывая человека всё сильнее, чем ближе приближались люди к уникальному заповеднику. Журчание ручьёв, шорох прибоя, ревущий шум водопада, каждый землянин знал и чувствовал эту великую и бесконечную магию воды, щедро даримую ему родной планетой. Но здесь, в хрустальных, сияющих подземных безднах Ириды, подобных которым, наверное, не видела сама Хозяйка Медной Горы, эта магия проявила себя в величайшей силе. И эта сила не была недоброй. Возможно, когда-то, она была такой же прекрасной и грозной стихией, как все остальные, но века работы иридиан открывшей её сокровенную красоту, подарили всем и ей самой ту драгоценную целесообразность, которая уже не может таить зло к окружающему, пусть и изуродованному, миру.
Сокровенный каменный цветок уральских сказов очаровывал, ещё до того, как люди увидели его. Приближение к нему было само по себе прекрасно. Всё готовило к встрече с необычным, как будто принадлежащем иному, лучшему миру. Цветок очаровывал таинственным звучанием, уже дающим ощутить все бездны его красоты, единственной силы в мироздании, способной победить инферно.
Внезапно вспыхнул яркий, но не слепящий свет, и люди поняли – они уже внутри одного из сокровенных чертогов, отворяющим дверь внутрь чудесного каменного цветка, а, вернее, чудесных каменных цветов Ириды.
Звездолётчики замерли.
Они были внутри грота из тёмно-серой каменной породы, подобной той, через которую шли через подземелья. Но здесь, этот тёмно-серый фон только подчёркивал великолепие дворца. Тонкие и широкие, прямые и витые, гладкие и покрытые естественной бриллиантовой гранью образующейся при кристаллизации, белоснежные, янтарно-жёлто-коричневые, жемчужно-розовые колоны сталагмитов вздымались вверх, вырастая из абсолютно гладкого почти зеркального сияющего пола, из того же известкового материала, из которого и сталагмиты. В полу отражался не менее великолепный потолок. Сталактиты, на нём были не только «сосульками», но и обширными кристаллическими друзами, покрывающими всю верхнюю часть грота. Окаменевшие облака, крылья, гирлянды, струящиеся занавеси мерцали таинственным светом, идущим непонятно откуда, вверху, и не менее таинственно отражались внизу. Пол также отражался в потолке, но не точно, а преломлёно, создавая неповторимое сочетание реальности и иллюзии, она была отражением реальности, но вместе с тем рождала и свой неповторимый новый мир не менее прекрасный и зовущий чем реальность подземных чертогов. И потому становилась новой прекрасной реальностью, умножая украшение мира. Стало понятно, откуда идёт свет. Мягко и нежно сияли сами кристаллы. Свет бежал по каждой полупрозрачной детали удивительного интерьера грота, поворачиваясь и изгибаясь с каждой чертой.
Эрф Ром когда-то описал незаслуженно забытый способ экспонирования драгоценных камней – горку, составленную из различных горных пород в которую вкрапливались драгоценные кристаллы, земляне оказались внутри такой горки. И каждый из них понял – они только в её преддверии. Мир первого грота был только известковым. В него не были вкраплены кристаллы горного хрусталя, и других полудрагоценных и драгоценных камней, которые просто просились в прекрасную известковую оправу. Кроме того, струящаяся музыка воды так же доносилась из глубины чертогов, этот первый чертог был совершенно сухим. Каждый землянин почувствовал себя на пороге сказки.
В следующем чертоге на них обрушилось тонкое журчание. Миниатюрные кристально чистые ручейки текли всюду, тем не менее, оставляя главную дорогу сухой. Ручьи бежали по полупрозрачным и прозрачным желобкам, закручивались в маленькие спирали, стекаясь вместе в крошечных заводях, рождали искрящиеся миниводовороты. В конце чертога они стекались в единый поток, он с характерным для быстрого потока, но очень лёгким шумом тёк по известковому, казалось созданному из свежайшего снега желобу. Чтобы обрушиться минивовдопадом в небольшое чистейшее озеро, в чаше возникшей в огромной голубовато-хрустальной глыбе. Тонкая чистейшая водяная пыль висела в воздухе, и тончайшая рефракция, сочетавшаяся с ней, рождала несколько парящих над водопадом радуг очень насыщенного спектра, от которых трудно оторвать взгляд. Над этим висел потолок аналогичный потолку первого чертога, но смоченный водой. Вода наводила некий особый магический глянец, усиливая притягательность бесчисленных кристаллических больших и малых друз сталактитов, и стекалась в чистейшие капли над крупными сталактитами, которые, отрываясь, падали на сталагмиты, рождая тот самый неповторимый хрустальный звон, его земляне услышали ещё перед входом в заповедник. И казалось эта тончайшая симфония камней, воды и кристаллов становится всё прекраснее.
Большую часть следующего чертога занимало огромное, чистейшее озеро, как и все чертоги, пронизанное светом. Оно оказалось неожиданно очень глубоким, в глубине были видны подводные блистающие чертоги. Шпили, башни, купола мерцали под неверным, чуть покачивающимся покровом воды, живо напомнив прекрасную легенду об Атлантиде. В подводных чертогах впервые присутствовал насыщенный цвет характерный для драгоценных камней. Они, казались изваянными из бесчисленного количества: рубинов, сапфиров, изумрудов, аметистов, халцедонов, опалов, янтаря, лазурита, лунного камня, кристаллов множества других минералов. Это сказочное сияние с невероятной силой манило в глубину, но вместе с тем, каждый землянин понимал – лучше этой сияющей тайне так и оставаться неразгаданной, и манить издали.
Следующий чертог напоминал сказочную горную разработку. Его стены покрывали жилы из драгоценных камней – небольших чистейшей воды кристалликов изумруда, берилла, рубина и т.д. Тончайший орнамент из бесчисленного количества драгоценных жил соединялся в удивительно завершённый абстрактный рисунок, перед ним меркли самые прекрасные мозаики Земли, смальта которых, как правило, изображала нечто конкретное и потому не раскрывала сокровенной красоты цветных кристаллов.
А дальше земляне вошли в настоящий хрустальный дворец. И они поняли, что вдохновило строителей и архитекторов Троана, на создание этого прекрасного города. Прежние чертоги были небольшими, этот был огромен. В колоссальнейшей высоте терялись гигантские пронизанные светом прозрачные конструкции, в которых невозможно отличить рукотворную красоту от естественной. Огромные величественные залы, сочетались с маленькими уютными искрящимися гротами. Колоссальные айсберги громаднейших друз сочетались с друзами средних, малых и миниатюрных размеров. По некоторым прекрасным образованиям текла вода, вновь наполняя всё хрустальным звоном и журчанием. Земляне поняли только сейчас, что стоят посреди огромной чистейшей реки отделённые от воды тонким, но прочным прозрачным материалом. Местами вода становилась открытой, местами скрывалась под этим материалом, имевшим разную толщину, а иногда вообще пропадала из виду, теряясь в глубине. И вновь издавала мягкий, очень приятный шум, дарящий умиротворение и наполняющий энергией, тонко сочетающийся с журчанием и капелью поверхностных вод, текущих по звенящему хрусталю чертога. И опять ледяная красота не была холодной. Многолетняя незаметная работа иридианских художников полностью удалила холод из так напоминающих лёд чертогов. Их непостижимым образом пронизало уютное тепло и свежайшая прохлада, о ней так живо напоминала кристально чистая вода, дарящая жизнь. Мертвящему холоду же, здесь просто не было места, по всему чувствовалось – он навсегда изгнан отсюда много веков назад.
Чём дальше шли земляне по бесконечному залу, тем он становился прекраснее.
Вдруг Мидори схватила Эдну за плечо, и указала на небольшой «хрустальный» чертог. Он, теперь обезображенный, когда-то был очень красивым. Эдна вздрогнув, поняла – в чертог ударил плазмоид, и взорвался внутри прозрачной стены. Осколки прозрачного материала валялись везде, сам чертог оплавлен, застывшие потёки неустановленной горной породы, очевидно, имеющей в основе известняк, растеклись на большое расстояние. Дальше, ещё кошмарнее. Большой участок колоссального зала, по-видимому, размером в несколько километров обезображен аналогичным образом. Разбитых чертогов и стеклянистых потоков множество. Сразу становилось ясно, здесь шёл жесточайший бой с применением плазменного оружия, и тех, кто его вёл, мало беспокоила драгоценная красота уникальнейшего зала. Стрела Аримана ударила и здесь. Те, кто вели бой, были озабоченны выживанием любой ценой.
- Ведь десанта захватчиков не было, – грустно сказала Мидори.
- Ты права, – так же грустно ответила Эдна, – десанта не было, иридиане стреляли друг в друга, – и повернулась к Эре Сон.
- Вы опять оказались правы Сон, – сказала она, – иридиане действительно не забыли о Сияющих пещерах. Равно как теперь мы точно знаем, они деградировали нравственно, и деградировали сильно. Благодаря вам мы делаем второе важное открытие и, увы, очень грозное и печальное. И, думаю, не последнее.
Трель коммуникатора заставила Эдну отвлечься и нажать на клавишу приёма.
Перед землянами вспыхнула эйдопластическая голограмма с интерьером боевой рубки «Аристона», в нём находился Мир Гром.
- Корн, – сказал он, – у меня важная информация. Только что с нами установили радиоконтакт иридиане. Они обратились на земном языке. Оказывается, они давно наблюдали за нами и фиксировали радиопереговоры. Но, только теперь, убедившись, что мы не враги решили пойти на контакт. Прошу вас и вашу группу срочно вернутся на звездолёт.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
ветеран форума




Пост N: 1161
Зарегистрирован: 30.11.06
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.04.09 15:52. Заголовок: Часть II НАУЧНЫЙ ФА..


Часть II

НАУЧНЫЙ ФАШИЗМ

Глава VIII

Иридиане

Навеки проклят будь мечтатель, одержимый
Бесплодной мыслью первым разрешить –
О глупый человек! – вопрос неразрешимый,
Как с честностью любовь соединить.
Ш. Бодлер

1.

По прибытии на звездолёт выяснилась ещё одна важная новость, о ней Мир не сказал, очевидно, сочтя, что и первой более чем достаточно – стрелоиды, наконец, нашли относительно целый остов звездолёта пришельцев. Встал вопрос как быть? Эдне Корн и её группе нужно работать с иридианами, в тоже время, очевидно, остов звездолёта не может не быть оснащён установкой самоликвидации, а опыт работы с такими установками опять же есть только у группы Эдны. Пришлось пойти на разделение группы и усиление её техническими специалистами, приобретшими опыт боевого разминирования на Луоне. Новую группу возглавила Мидори Ока, обязанности её заместителя приняла Эра Сон. Этой группе, на большом стрелоиде предстояло вернуться в космос возможно на длительный период. Только после этого Эдна смогла заняться радиосообщением иридиан, оно было текстовым, на земном языке и коротким.
«Галактическому кораблю «Аристон». К вам обращается Чрезвычайный Совет планеты Ирида. Мы сумели расшифровать код ваших радиостанций, и длительный период наблюдали за вами. Мы убедились – вы не враги. Предлагаем войти в контакт. Как только будете готовы к этому, вызывайте Чрезвычайный Совет на частоте…». И частота, по которой следовало вызвать Чрезвычайный Совет.
Эдна распорядилась послать ответное текстовое сообщение. Иридиане подтвердили его получение, и дали новую частоту, на установку видеоконтакта. Через депеши решили установить его через три часа. Землян в видеоконтакте поручили представлять Эдне Корн, Сандре Кара и Миру Грому, и транслировать его всему экипажу звездолёта.
Дальше выяснилось – Мир Гром собрался вести видеопереговоры в обычной одежде звездолётчиков – серебристо-синих комбинезонах. Негодованию женщин не было предела. Миру в достаточно резкой форме сообщили, что это первый непосредственный контакт землян с представителями инопланетной цивилизации, что это историческое событие, и что такое мероприятие должно быть торжественным. Дальше встал вопрос: «Что одеть?!», видя – он рискует затянуться, Мир резко заявил, что специально для таких случаев разработана парадная форма. Заявление сначала ошарашило женщин, но затем они признали его правоту. Звездолётчиц заставило смириться с мыслью, что Эдна и Сандра будут представлять Землю не в красивых платьях, то, что парадная форма боевого космического флота была очень красива, и над ней работали лучшие художники-модельеры планеты.
Совет Звездоплавания после изучения документов предоставленных в его распоряжение Академией Горя и Радости решил создать «Боевой звёздный флот» и «Аристон» считался не единственным боевым звездолётом Земли, а первым. Исполнить решение в полном объёме решили после получения информации с Ириды, но формальные мероприятия типа разработки Устава «Боевого звёздного флота», разработки формы, введения воинских званий уже выполнялись.
Форму, по традиции морских военных флотов сделали чёрного цвета, звания так же заимствовали у военных моряков прошлого. Вначале командиру «Аристона» и начальнику экспедиции хотели присвоить воинские звания контр-адмиралов, но Эдна и Мир решительно воспротивились, на том основании, что адмиралы командуют эскадрами, а «Аристон» пока один. Им обоим присвоили звания капитанов первого ранга. Эдна и Мир одели, обычную парадную форму. С Сандрой вопрос был несколько сложнее. Ей также присвоили звание капитана первого ранга, хотя её должность начальника медицинской службы звездолёта соответствовала званию капитана второго ранга. Но Сандра имела звание полковника ПНОИ – службы психологического надзора, единственной службы на Земле, в которой до принятия решения о создании «Боевого звёздного флота», сохранились воинские звания, причём, Сандра была действующим офицером ПНОИ, а не офицером в отставке. Поэтому решили – звания Сандры в ПНОИ и «Боевом звёздном флоте» должны быть эквивалентны. Женская часть экипажа настояла, чтобы Сандра надела форму полковника ПНОИ. Женщины утверждали – если Эдна и Сандра будут в разной форме, то это более красиво. Хотя Мир Гром счёл это не солидным, и пытался настоять, что при первом контакте нужно выглядеть скромнее, и часть мужчин его поддержала.
Перед экраном ТВФ боевой рубки Эдна, Сандра и Мир сели «при полном параде». Фактически все трое в разной форме, мужская и женская форма «Боевого звёздного флота» достаточно различались. На Мире были чёрные брюки, чёрный китель и чёрные туфли, очень гармонирующие с его чёрными волосами, тёмно-карими глазами и мужественным волевым лицом. Под кителем серебристая рубашка с чёрным галстуком. В отличие от флота Ириды, форма землян была с погонами. Погоны – плетённые из серебреной канители, с двумя чёрными просветами – обозначающими, что Мир старший офицер. Три чёрных четырёхлучевых звезды из огранённого обсидиана в серебреной оправе, расположены на пагонах в обычном порядке для капитана первого ранга – две звезды на просветах с краю, и одна выше, между просветами. Звёзды ручной ювелирной работы, немного меньше чем в Вооружённых силах ХХ и XXI веков, красиво и таинственно преломляли свет, вспыхивая невозможными чёрными искрами. Звёзды старших офицеров были больше, а младших меньше по размерам, и те и другие гранились бриллиантовой гранью. Только звёзды младших офицеров гранил компьютер, оснащённый специальными манипуляторами с помощью особой программы. Петлиц не было, эмблемы были. Эмблемой «Боевого звёздного флота» Земли стала зеркальная серебреная спираль овальной формы, в три с половиной витка, в отличие от иридианского флота вытканная не на груди, а углах воротника, и, естественно, спирали было две. Великолепие формы дополняла бриллиантовая звезда командира звездолёта переливающаяся всеми цветами радуги, с левой стороны кителя.
Эдна надела брючный вариант формы. Для женщин был предусмотрен также и вариант с юбкой. В отличие от формы Мира, китель закрытый и без галстука. Этот более строгий вариант формы, чем для мужчин, удивительно шёл Эдне, подчёркивая её внутреннюю самодисциплину. Он так же великолепно сочетался с её огненно-чёрными волосами, особенно хорошо выглядели чёрные обсидиановые звёзды. Изумрудная звезда начальницы экспедиции, тоже удивительно хорошо вписывалась в её новый облик.
Глядя на обеих прекрасных женщин, Мир понял, почему звездолётчицы настояли, чтобы Сандра надела форму офицера ПНОИ. Она шла ей не меньше, чем Эдне форма офицера «Боевого звёздного флота».
Повседневная форма офицеров ПНОИ так же была чёрной, но они её практически не одевали. Цвет парадной формы, которую они редко, но одевали, на различные торжественные мероприятия был другим. Его можно было назвать цветом морской волны, но не совсем верно. Форма была скорее интенсивно сине-серая, таким бывает цвет морских глубин, цвет очень глубокий и насыщенный. Закрытая, без рубашки и галстука. Петлиц не было, эмблема – огранённая сапфировая пятиконечная звезда, символизирующая пентаграмму, глубокого синего цвета в платиновой оправе, их так же было две расположенных в углах воротника. Погоны, плетённые из золотой канители, с тёмно-синими глянцевыми просветами. Звёзды на погонах из огранённых кристаллов рубина в золотой оправе, тоже четырёхлучевые размерами совпадали со звёздами старших офицеров «Боевого звёздного флота», и расположены в том же порядке. То, что рубин лучше всего сочетается с золотом известно, в дизайне погон офицеров ПНОИ это удалось хорошо отразить. Сандра выбрала вариант формы с юбкой, юбка всё же немного короче, чем положено, заканчивалась на уровне колен, и подчёркивала удивительную стройность ног. Особенно с её золотисто-рыжими волосами цвета червонного золота гармонировали погоны с рубиновыми звёздами. Эдна собрала волосы в строгую причёску, Сандра напротив распустила. И сияние света, как на погонах, так и в шелковистых волосах давало удивительное сочетание. От Сандры было трудно оторвать взгляд, впрочем, как и от Эдны, хотя Эдна с первого взгляда выглядела намного скромнее.
Когда экран ТВФ вспыхнул, перед землянами появилась большая комната, задрапированная материей малахитового цвета. Особая черта – три больших светящихся очень красивых растения. Первое – фосфоресцирующее ярким жёлтым светом, напоминающим солнечный, освещало комнату. Другие два – светящиеся нежно розовым и изумрудно зелёным светом, скорее украшали. Сияло всё: стебель, ветви и листья. Они казались полупрозрачными. На небольшом возвышении поднято глубокое кресло, в нём восседал полноватый человек властного вида. Пониже, ещё четыре кресла, в них ещё четыре иридианина. Бросалась в глаза их бледность и нездоровая одутловатость, очевидно, пребывание под землёй не сказывалось положительно на здоровье. Кроме того, Эдна сразу почувствовала – иридиане чего-то сильно бояться, и с трудом скрывают страх. Эдна, впервые за долгий период обменялась с Сандрой понимающими взглядами, в последнее время отношения подруг стали, по понятной причине, более отчуждёнными.
Мир тоже хорошо почувствовал этот непонятный страх, он так же по чему-то неуловимому понял – красота земных женщин произвела на иридиан впечатление.
- Здравствуйте наши гости с планеты Земля! – торжественным тоном сказал на земном языке полноватый иридианин сидевший на возвышении. – Я Дер Гар – глава Чрезвычайного Совета Ириды. Это другие члены Чрезвычайного Совета высшего органа власти планеты, – он подчёркнуто величественным жестом указал на остальных иридиан. – Рад приветствовать вас на нашей многострадальной родине. Мы давно уже ждали вас, и удивлены, что вы пришли так поздно, – за высокопарными и даже несколько высокомерными словами иридианина чувствовалось волнение, которое он скрывал с трудом.
Властный иридианин был в куртке из тонкой ткани синего цвета, идущей к его тёмно-синим волосам, в них выделялись иглы седины, под курткой светло-зелёная рубашка. В тёмно серых брюках и закрытых чёрных матовых туфлях. Довольно большой, размерами близкий к Миру, но общее впечатление портила явно нездоровая полнота. Интенсивно синие глаза несколько выцвели. Властный и несколько надменный взгляд насторожен.
Эдна представилась, представила Сандру и Мира, и подробно объяснила ситуацию.
Пока она говорила, иридианин выглядел, подчёркнуто невозмутимым, но земляне чувствовали – невозмутимость деланная и чем больше говорила Эдна, тем сильнее ощущались смятение и страх, нарастающие в душе Гара, хотя внешне он не выдавал чувств. Когда Эдна закончила, Гар задумчиво кивнул и с некоторой надменностью произнёс:
- Наши предки допустили большую ошибку, сразу не предупредив вас об опасности повторно. Получается, ещё очень хорошо, что Земля до сих пор жива, и вы всё же пришли, – Эдна, с её способностями, остро почувствовала неискренность слов, иридианин предпочёл бы никогда не видеть землян.
- Это так! – тем не менее, согласилась она на иридианском языке. – Но будем надеяться, ещё не слишком поздно. – Иридиане вздрогнули, поняв – Эдна знает их язык. Она между тем продолжила, как ни в чём не бывало. – Мы сделаем всё, чтобы вам помочь. «Аристон» располагает семенами земных съедобных растений – однолетних и многолетних, и стимуляторами, позволяющими им, вырасти быстро. Кроме того, у нас есть пять установок для переработки растительных белков в животные, каждая из них способна обеспечить мясом десять тысяч человек, и автоматизированный минизавод по их производству. Мы готовы оказать немедленную помощь в производстве продуктов питания. Но для этого нашим учёным нужно провести микробиологические исследования организмов иридиан, и адаптировать к вам установки. Почему вы до сих пор прячетесь в подземелье, ведь на поверхности планеты выживать уже намного легче? На побережьях океана и берегах больших рек восстановился гумусный слой, и там возможно земледелие. «Аристон» способен организовать его немедленную доставку. Мы в состоянии в течение нескольких месяцев вырастить достаточно земных растений, чтобы обеспечить полную загрузку установок.
Члены Чрезвычайного Совета, не таясь, обменялись паническими взглядами.
- Давайте не торопиться! – поспешно сказал Дер Гар на иридианском языке. – То, что вы говорите, безусловно, чрезвычайно важно, но кто сказал, что пришельцы не вернуться. На поверхности же, мы будем совершенно беззащитны.
Так же мне очень приятно отметить, что вы знаете наш язык, – вежливо добавил он, уже чуть менее взволнованным тоном.
- Мы готовились к экспедиции на Ириду, и все члены экипажа «Аристона» знают иридианский язык, – глядя ему в глаза, сообщила Эдна, Гар сильно помрачнел. – Касательно же ваших опасений могу сказать – они не имеют серьёзных оснований. Во-первых, маловероятно, что пришельцы вернуться скоро, они уже были здесь пятьдесят лет назад, на Луоне мы обнаружили следы их пребывания. Во-вторых, мы обещаем обеспечить вашу безопасность. Я уверена, по возвращению «Аристона» на Землю, сюда будет направлена большая экспедиция со всем необходимым. В её составе будут и боевые звездолёты, которые не допустят повторения тех чудовищных событий, которые имели место.
Иридиане недобро нахмурились, но в глазах появился жгучий интерес.
- Вы уверены, что могущественнее пришельцев?! – вкрадчиво спросил Дер Гар.
- К счастью это так, – спокойно кивнула Эдна, – мы в Троане расшифровали картину битвы. Принимая во внимание тот факт, что планета звезды Альграб уничтожена тем же оружием, что и Ирида, мало вероятно, что системы вооружения пришельцев изменились. Наше оружие намного могущественнее.
Жгучий интерес в глазах иридиан дошёл до высшей точки.
- Ваше оружие более могущественно, чем плазменное, лазерное и ядерное? – с подчёркнуто показным недоверием, уточнил Дер Гар.
- Да, – просто кивнула Эдна.
- Хм, – совершенно по земному хмыкнул Дер Гар, – позволено ли мне будет узнать, что это за оружие, или это тайна?
- Нет, это не тайна, – ответила Эдна, – конечно, в отличие от его конкретного устройства. Вам известно, что такое антиматерия?
На этот раз сказать, что иридиане напуганы, означало ничего не сказать, на их лицах появился такой ужас, что страшно стало даже землянам.
- Но ведь десятки тысяч лет Великое Кольцо билось над тайной антиматерии, – дрожащим голосом, даже не пытаясь скрыть, насколько он напуган, проговорил Дер Гар, – и никому ещё не удалось разгадать эту тайну. Когда-то, очень давно, казалось – она легко разрешима, но уже тысячи лет назад стало известно насколько она велика, она лежит в самой основе мироздания. Вам на Земле удалось её разгадать?! Как?!!!
- Это большой разговор, уважаемый Гар, – кратко ответила Эдна, – надеюсь, у нас будет возможность к нему вернуться.
- Я тоже надеюсь, – с благоговением сказал Гар, – если то, что вы сказали, правда, простите, в это трудно поверить сразу, то Земля превзошла по могуществу все цивилизации Великого Кольца вместе взятые. И вы действительно способны защитить нас не только от агрессивных пришельцев, а от кого угодно в обозримом мироздании. Но, скажу – я верю вам, – вдруг, добавил он то, о чём уже догадались земляне. – У нас сохранились кое-какие средства наблюдения за космосом, и мы видели недавний взрыв на Луоне. Собственно, этот взрыв и дал нам о вас знать. Нашим физикам удалось определить, что такой взрыв может быть только аннигиляционным. Кстати, для чего вам пришлось применить аннигиляторы на Луоне?
- Нам было просто негде сесть, – мягко, в свойственной ей манере ответила Эдна, – мы поняли – космодром погибшей станции заминирован, вот и пришлось, таким образом, создать новый космодром.
Члены Чрезвычайного Совета обескуражено переглянулись.
Мир не смог сдержаться, и бросил на Эдну подозрительный взгляд, в очередной раз, поражаясь её невероятной предусмотрительности. На этот раз, ему удалось сделать взгляд почти незаметным.
- Какие ваши первоочередные планы? – спросил Дер Гар.
- Прежде всего, – ответила Эдна, – нам нужно познакомиться непосредственно. Мы хотели бы сформировать делегацию, она посетит вас в убежище. Изучив ситуацию, мы сможем совместно выработать дальнейший план действий по оказанию первоочередной помощи.
В глазах Гара зажёгся непонятный огонёк.
- Это разумно, – сказал он. – Как скоро вы сможете подготовиться к встрече?
- Думаю, что дня через три. Наша делегация будет небольшой. И основу её составят медики и биологи. Очевидно, прежде всего, вам нужна такая помощь.
- Как технически вы думаете попасть к нам?
- Наверное, нам понадобятся ваши проводники. И, наверное, имеет смысл воспользоваться подземоходом. Очевидно, вы уже знакомы с ним?
- Не вижу препятствий. Вас уведомят, где встретить проводников. И я надеюсь, вскоре буду рад видеть вас гостями нашего скромного убежища. – Сказав это с «дежурной» улыбкой, Дер Гар встал и поклонился, вместе с ним встали и остальные члены Чрезвычайного Совета. Встали и поклонились и земляне.
Эйдопластическое изображение погасло.
- Что вы думаете о них Корн? – спросил Мир.
- Мы имеем дело с нехорошими людьми, – просто сказала Эдна, умевшая оценивать нравственный уровень людей по внешнему облику. – Но они нас очень боятся, и их ужас перед нами почти суеверен. И теперь мы знаем почему.
- У меня создалось такое же впечатление, – кивнул Мир, – и всё же вы собираетесь сама «идти к ним в лапы», как говорили когда-то. А то, что они так напуганы, возможно, не очень хорошо, в таком состоянии подобные субъекты часто становятся непредсказуемы.
- Мы будем в скафандрах высшей защиты, и с нами будут роботы СДФ.
- И вы будете вооружены индивидуальным оружием.
- Нет. Индивидуального оружия не будет, – опять мягко, возразила Эдна. – Это неписанный закон, строго соблюдавшийся в прошлом. Дипломатические делегации, подчёркивая доверие к принимающей стороне, идут на встречу без оружия. Впрочем, учитывая, что с нами будут СДФ, вряд ли это имеет большое значение. Вы лучше меня знаете, какой мощью обладает их силовая защита и другие способы воздействия.
- Что ж, пусть так, – согласился Мир. – В конце концов, другого способа войти в контакт со всеми иридианами, а не только с их правителями, наверное, нет.
- Эдна, – неожиданно сказала Сандра, – тебе не кажется, что за страхом иридиан стоит нечто большее, чем ужас перед антиматерией? И намного большее.
Эдна задумалась.
- Да, у меня возникло такое чувство, – наконец сказала она, – но должна признаться, осознала я его только сейчас, и благодаря тебе. Пожалуй, они бояться нас – нас землян, причём бояться больше, чем даже антиматерии. Но я не понимаю почему.
- У тебя не создалось впечатление, что они допускают, что мы можем оказаться кошмарными чудовищами, лишь имеющими внешний человеческий облик, которые, возможно, ещё хуже пришельцев уничтоживших их планету? – вновь спросила Сандра.
Эдна вновь задумалась, только теперь надолго, а затем впала в транс.
- Думаю, ты права, – придя в себя, сказала она.

Перед отлётом к остову звездолёта пришельцев Эра зашла к Миру проститься. Сборы закончились, а до отлёта оставалось несколько часов. Эра и Мир взяли по бокалу густого оливково-зелёного напитка КМТ и сев в кресла долго говорили о том, о сём старательно обходя главную волнующую обоих, тему. Время протекло незаметно.
- Ну вот, – наконец, сказала Эра, – мне пора уходить.
- Да, пора, – с заметным огорчением сказал Мир, и неожиданно даже для себя добавил. – Ты знаешь, виноват я.
- В чём? – Она посмотрела на него чуть прищуренными глазами.
Глаза у Эры были синими, если не сказать, очень синими, но в то же время в них присутствовал некий оттенок, совершенно меняющий цвет глаз в определённых ракурсах рассмотрения. Он делал их намного темнее, почти карими. За много лет знакомства Мир так и не смог понять, каков цвет глаз у неё на самом деле.
На этот раз в глазах мелькнула лёгкая тень озорства, и стало ясно – она вот-вот начнёт разгораться.
- В том, что не сумел правильно построить разговор.
- Ты имеешь в виду направить его в нужное русло?
- Да.
- У тебя это действительно не получилось, – невинным тоном сказала Эра. И вдруг с откровенным вызовом лукаво сощурила глаза и показала Миру кончик языка.
Мир почувствовал – его многолетний иммунитет к женскому кокетству, недавно, наконец, блестяще пробитый Сандрой, рухнул окончательно. Равно как и почувствовал себя очень задетым. В тоже время ему что-то ещё мешало позволить чувству овладеть им окончательно, но этот невидимый барьер всегда стоявший в душе, стал очень хрупок, и Мир понял – он в состоянии его разрушить.
Всё это хорошо читалось на его лице, в глазах у Эры вспыхнули почти незаметные огоньки торжества.
- Эра? – вопросительным тоном сказал он.
- Да.
- Ты мне можешь ответить на один вопрос?
- Могу. На какой?
- Какие у тебя цветом глаза?
- Сама не знаю. Давно пытаюсь понять.
- Разреши я взгляну.
- Смотри.
Они встретились взглядами.
- Встань! – резко сказал он. – И подойди к свету! Здесь мне ничего не видно.
Она молча подчинилась.
Он встал перед ней и положил ей руки на плечи.
Они, молча, долго смотрели друг другу в глаза.
- Ну, что понял? – наконец спросила она.
- Нет, – ответил он. – Мне нужно взглянуть поближе. Если ты, конечно, не возражаешь.
Она опустила глаза. Бесконечное мгновение она держала их опущенными, затем подняла. Их взгляды вновь сошлись.
- Нет, я не возражаю, – спокойно произнесла она.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
ветеран форума




Пост N: 1171
Зарегистрирован: 30.11.06
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.04.09 20:42. Заголовок: 2. Подземоход шёл ..


2.

Подземоход шёл по маршруту указанному проводниками иридианами и при их помощи. Двое иридиан были одеты в скафандры, земляне предупредили Чрезвычайный Совет, что у них ещё не закончилась иммунизация. Поворотов, неожиданных проходов, скрытых галерей было множество, и земляне быстро поняли, что без помощи иридиан искали бы убежище ещё долго. Внезапно подземоход выехал в большой подземный зал. Здесь их ожидала встречающая делегация иридианских сановников одетых в блестящие парадные мундиры, эскорт вооружённых иридиан, и несколько больших вездеходов.
Одежда сановников обращала на себя внимание – светло-синие мундиры богато расшитые золотом. Основным золотым знаком, вытканным на мундирах, была зигзагообразная золотая молния. Сверху на мундиры наброшены плащи-накидки из материи напоминающей чёрный бархат, так же украшенные золотым шитьём в виде зигзагообразной молнии. Очевидно, золотая молния означала символ власти.
Землянам предложили перейти в вездеходы. СДФ направились вместе с ними, иридиане не возражали, но Эдна всё же объяснила, что индивидуальные роботы-спутники будут сопровождать каждого землянина везде, таков порядок работы в межзвёздных экспедициях. Подземоход убыл на звездолёт.
На этот раз путешествие было недолгим. Скоро показались жилые «улицы» убежища, освещённые электрическими фонарями, безлюдные. «Улицы» представляли, из себя освещённые проходы между помещениями, вырезанными в горной породе. В помещениях обращённые к «улицам» окна и двери, сделанные из пластика. Сановники ничего не объясняли, земляне ничего не спрашивали. Вездеходы свернули в боковой проход, и какое-то время шли в полумраке, а потом выехали на хорошо освещённую «улицу». Кое-где на ней росли даже деревья, как светящиеся, так и обычные. Были и клумбы с цветами, но очень чахлыми. Во всём чувствовался нездоровый дух подземелья губительный для жизни привыкшей к солнцу, которое электричество не могло в полной мере заменить.
- Здесь находится резиденция Чрезвычайного Совета, – важно склонил голову самый разодетый из сановников.
Вездеходы подъехали к настоящему большому красивому зданию, в стиле иридианской архитектуры. К нему примыкала прозрачная оранжерея. Через стеклянные или силиколловые стены видно – растительность находится в лучшем состоянии, чем в городе, и хорошо ухожена. Вездеходы остановились, землян пригласили к выходу. На входе в здание стоял вооружённый караул в чёрной форме, он отсалютовал. Землян провели через три пышно украшенных залитых светом зала, и они оказались в величественном зале, в красивом полумраке – зал у стен был буквально засажен светящимися деревьями различных цветов и оттенков, создающими приятное мягкое освещение. Пять уже знакомых членов Чрезвычайного Совета восседали в глубоких креслах. На некотором возвышении, восседал Дер Гар. Но этот раз члены Чрезвычайного Совета так же были одеты в светло-синие расшитые золотом мундиры с наброшенными чёрными накидками.
Иридианские правители не сидели в креслах, а именно восседали, бросалось в глаза – всё сделано с нарочитым эффектом, подчеркнуть величие восседающих, и «указать место» тем, кто прибыл в зал. Чуть ниже, напротив кресел правителей, стояло ещё двенадцать кресел, очевидно приготовленных для гостей. Больше никаких сидений не было, хотя землян сопровождала пышная делегация разодетых иридиан.
- Здравствуйте наши дорогие гости с планеты Земля, – торжественно сказал Дер Гар, – рад приветствовать вас в нашем скромном обиталище. Прошу присесть.
Земляне уселись в креслах. Сопровождавшие сановники остались на ногах, что хотя и было ожидаемым, но несколько покоробило звездолётчиков, но прошедшие на Земле специальную подготовку, направленную на изучение инфернальных социумов, они хорошо понимали, что обязаны соблюдать местные обычаи.
- Итак, с чего бы вы хотели начать знакомство с нами? – важным тоном продолжил Гар.
- Прежде всего, нас интересует сотрудничество с врачами, биологами и историками, – начала Эдна. – Нам нужно оценить ситуацию и, по возможности, начать поскорее оказывать реальную помощь. Нам хотелось бы поскорее изучить вашу технику и проработать вопрос адаптации к ней нашего оборудования. Особенно для производства синтетической животной пищи. В Троане мы изучили силовые установки, и думаю, при компетентной помощи ваших специалистов сможем достаточно быстро адаптировать оборудование. Важна работа со специалистами в области ботаники, агрономии, растениеводства. Нужно проработать вопрос доставки гумуса, его мы возьмём на себя, и адаптации земных съедобных растений к иридианским условиям.
- Вы хотите вести эту работу на поверхности Ириды? – уточнил Гар.
- Да, – подтвердила Эдна.
Члены Совета вновь заметно напряглись.
- Я прошу вас не торопиться с этими вопросом, дорогие гости. Очень прошу, – подчёркнуто мягко сказал Гар. – Видите ли, в части общества всё ещё силён страх возвращения на поверхность. И такие работы способны привести к волнениям.
- Что ж, это можно понять, – сказала Эдна, – но ведь на поверхность рано или поздно придётся вернуться. Людям нужно солнце, без него они не могут жить полноценной жизнью. – Эдна заметила, как оживились лица многих сановников, глаза же у многих загорелись буквально алчным пылающим блеском. – Давайте пока начнём работу которая не вызовет волнений, – тем не менее, подчёркнуто спокойно закончила она.
По лицу Гара мелькнула признательность, он оценил этот шаг.
- Сегодня же наши врачи, биологи, историки получат такое указание, – кивнул он. – А пока, не угодно ли вам отдохнуть? Покои приготовлены прямо во дворце, и поэтому путь к ним не будет долгим.
- Спасибо, – кивнула Эдна, – но нам необходимо находится вместе. Это можно устроить?
- Да, конечно, – кивнул Гар, – любое желание гостей для нас закон, сейчас вас проводят в подходящий покой.



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
ветеран форума




Пост N: 1174
Зарегистрирован: 30.11.06
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.04.09 16:31. Заголовок: 3. Роботы закончили..


3.

Роботы закончили обследование остова звездолёта на предмет системы самоликвидации через две недели. Выяснилось – она выведена из строя. Это, вообще-то, было удачей, но в тоже время не имело большого значения, поскольку земляне уже умели обращаться с системами самоликвидации пришельцев, благодаря опыту, приобретённому на Луоне. В ходе непосредственного обследования на остове обнаружили множество замороженных тел пришельцев и компьютерных установок, включая главный мозг корабля. Внешне пришельцы мало отличались от землян и иридиан. После предварительного обследования решили несколько тел доставить на «Аристон» для вскрытия. Выяснилась интересная деталь, просвечивание тел рентгеном показало – в мозг большинства пришельцев вживлены достаточно сложные микрочипы, только приблизительно десять процентов пришельцев их не имело. Эра Сон решила доставить на звездолёт не только информационные кристаллы, но и большую часть компьютерных установок.
Экипаж звездолёта составлял приблизительно 500 человек, большая часть погибла. Гибель произошла, видимо, в момент повреждения звездолёта, но поскольку корабль разделён на отсеки, части пришельцев, похоже, удалось эвакуироваться. Нашли печатные и фото документы, в том числе множество технической документации. Оказалась цела библиотека, состоящая из обычных, аналогичных земным, книг. Работу существенно осложняло то, что Дейра Кор, и Сандра Кара остались на Ириде, в группе Эдны. Библиотеку решили доставить на «Аристон». Демонтаж систем вооружения и генераторов силового поля окончательно проявил – всё подлежащее переброске на «Аристон» не увести за один рейс, но это предвидели.
Эра изначально уделила особое внимание, системам вооружения, сделав всё, чтобы по возможности изучить их ещё на остове. Лазерные и плазменные системы тяжёлого вооружения практически ничем не отличались от земных, созданных в «Век расщепления». Аналогичным образом ситуация обстояла и в отношении генераторов силовых полей. Выяснилось – арсенал корабля цел и совершенно не повреждён. В арсенале нашли много индивидуального стрелкового оружия, оно оказалось лазерным. Лёгкое оружие, вроде пистолетов и более тяжёлое, вроде карабинов.
Особый интерес вызвали небольшие взрывные устройства, сделанные в виде пуль для стрельбы из стрелкового оружия, аналогичного используемым в XX и XXI веках пистолетам и винтовкам. Самым интересным оказалось, что устройства можно метать и просто руками, как ручные гранаты. Бомбы были не просто небольшие, а миниатюрные, длиной около двух сантиметров и шириной чуть больше половины сантиметра. Исследование показало, минибомбы используют неизвестную ядерную реакцию, очевидно, ту же самую с помощью которой пришельцы уничтожили Ириду. На остове звездолёта сохранились и ракеты для бомбардировки планеты, по-видимому, его уничтожили до прорыва флота пришельцев к Ириде. Просвечивание подтвердило идентичность устройства боеголовок ракет основанных на неизвестной ядерной реакции и минибомб. Самой важной чертой минибомб оказалась возможность регулирования радиуса убойности радиационного потока. Миниатюрный регулятор, установленный прямо на бомбе, позволял установить радиус поражения им от десяти метров до одного километра. Что и позволяло метать бомбы и просто рукой. Взрыв означал довольно яркую вспышку, и незначительную воздушную волну, и не влёк никаких разрушений. Радиационный же поток убивал всё живое, до микроорганизмов включительно, в установленном радиусе. Оружие, безусловно, было чудовищным, и, безусловно, очень эффективным. Эра предложила назвать его УБТ, по первой и согласным буквам в русском слове «убийство», поскольку это наиболее точно выражало суть. С лёгкой руки Эры это название, впоследствии, стало официальным.
В целом стрелоид сделал три рейса на Ириду и обратно.
За время работы на остове звездолёта Мидори и Эра неожиданно для себя очень сдружились. Хотя, если разобраться, их сближение было закономерным. Мидори обладала достаточно редким качеством – она умела признавать реальное превосходство других женщин, и дать им это почувствовать, и потому быстро располагала к себе самых незаурядных из них. Самых незаурядных потому, что женщин превосходящих Мидори было немного даже в Ноосферную эру, а Мидори искренне признавала только реальное превосходство. Впрочем, она была хорошей актрисой и умела не задевать самолюбие и обычных женщин и мужчин, но основой для настоящей дружбы, если только дружба между женщинами вообще возможна, становились только незаурядные достоинства. Как правило, действительно умные и прекрасные женщины умели это оценить, и расположение быстро становилось взаимным. Так произошло и с Эрой, и она очень скоро сама начала поражаться мере доверия к Мидори. Это доверие было вторым важным фактором в отношениях Мидори с необычными женщинами – она ни разу в жизни никому не выдала чужой тайны.
Эта мера доверия и дала им возможность, сейчас плывя по коридорам и отсекам мёртвого корабля, впервые завести разговор на непростую тему, о Мире Громе. Вначале разговор кружил вокруг да около, пока, наконец, Эра «не взяла быка за рога».
- Как ты думаешь, – подчёркнуто равнодушно, спросила она, – он любит Эдну?
- А почему не Сандру? – уклончиво ответила Мидори.
Эра некоторое время задумчиво плыла по длинному плохо освещённому коридору, потом опять задала вопрос.
- Ты думаешь, у неё есть шансы против Эдны? Ведь если честно, что мне, что Сандре далеко до неё.
- Ну, во-первых, это не так Эра, – неожиданно довольно резко ответила Мидори, – и ты, и Сандра достойные соперницы Эдны. И я думаю, и у тебя и у Сандры есть все шансы. Если говорить о Сандре, то её шанс в том, что Мир по натуре воин, поэтому он и звездолётчик, звездолётчики воины нашего времени. Сандра так же по натуре воин. Это не правда, что не бывает женщин-воинов, бывают, и Сандра одна из них, поэтому Миру она подходит больше, тем более, впереди, похоже, как это не чудовищно война, причём настолько страшная, что подобной ей ещё не было в истории человечества.
- Сандра воин? – с сомнением сказала Эра. – По-моему, она скорее сотрудник спецслужб – шпионка, как говорили когда-то. Я имею в виду шпионка прирождённая. – В её голосе ощутимо прозвучали нотки ревности и даже некой зависти.
Мидори чуть улыбнулась. В глазах Эры появились раздражение, которое тут же сменили огоньки смущения, она чуть порозовела.
– Я думаю, между воином и «шпионкой» разницы не так уж и много, – медленно сказала Мидори, – хотя бы потому, что разведчик является разведчиком только до тех пор, пока не раскрыт. Раскрытый разведчик обязан стать воином. Равно как и воину, часто приходится становиться разведчиком. Информация и дезинформация на войне имеют очень большое значение, в старину армии вели разведку и контрразведку самостоятельно, не полагаясь на спецслужбы, разведывательной работой Вооружённых Сил занимались их Генеральные Штабы.
Эра мрачно опустила голову, и некоторое время плыла молча. В её глазах играла сложнейшая гамма чувств, крайними точками их, похоже, были ярость и бесконечная печаль. Несколько раз её глаза ярко вспыхивали, но тут же гасли.
- Что случилось? – сочувственно спросила Мидори.
- Получается, у меня нет шансов, – сумрачно ответила она. – Эдна, это Эдна! А Сандра для Мира больше подходит.
Мидори расхохоталась.
Обе женщины остановились, и Сон в некотором шоке посмотрела на Мидори.
- Прости! – сказала Мидори, лукаво, и в тоже время, с откровенным изумлением глядя на неё. Некоторое время она плыла молча, явно обдумывая, что сказать.
– Эра?! – наконец, спросила она. – Почему ты не замечаешь очевидного?! Мир из тех мужчин, которые очень нравятся женщинам, но при этом настолько увлечены своим делом, что не замечают ничего. Даже этого! Вернее, они этого не замечают почти всегда, но их внимание всё же можно привлечь, и, по крайней мере, на какой-то период заставить различать окружающее. Сейчас это удалось Сандре, удалось, поскольку вы с Эдной ходили вокруг да около, а она в своей манере, пошла напролом. И чего она добилась? Одного – Мир стал различать окружающее. И что он, по-твоему, увидел? Я скажу. Он увидел не только Сандру. Ты сама отдаёшь себе отчёт, насколько красива?! – Эти слова она резко подчеркнула интонацией. – Если нет, скажу тебе, я в жизни не видела женщину прекраснее тебя. Скажу больше, ещё недавно твоя красота была, твоим проклятием.
И пояснила на удивлённый и вопрошающий взгляд Эры.
- Эдна тоже очень красива, но её красота не такая. Скажем так, Эдна мудра, а поэтому скромна, и инстинктивно, много жизней не выставляет свою красоту напоказ. Поскольку знает, какую она вызывает зависть. И всё же, красота не раз стоила ей жизни. Ты же, уже тысячи лет, никогда не прятала своей красоты. «Всем чертям на зло», как когда-то говорили в России, ты её подчёркивала, и всем и вся бросала вызов своей красотой. Таков твой инстинктивный протест против инферно, которому ты, сама того не осознавая, и бросала вызов – «Бабочки Полёт» или «Красота Радости», так иногда называли такой протест на моей родине. Но, «Красота Радости» недолговечна, в отличие от «Красоты Печали». Именно такими были твои жизни, как правило, короткие. Но сегодня, если и есть королева красоты Земли, то это ты Эра. А время когда люди верили в выражение: «Красота не главное», к счастью, позади. Вот уже два с половиной века минуло, как люди поняли – в мироздании нет ничего важнее и драгоценнее красоты. Поэтому уверяю – у тебя есть все шансы.
Немного подумав, Мидори добавила.
- В тоже время ни Эдна, ни Сандра не отдадут тебе Мира без борьбы, и вы будете бороться в полную силу. Ну, уж кому-кому, но не тебе бояться этой борьбы. Да и подумай сама. Разве ваша борьба не по настоящему прекрасна? Подумай так же, насколько была бы беднее жизнь, если бы между прекраснейшими женщинами не было соперничества? Сколько бы и мы все и каждый из нас потеряли? Без борьбы, за своё счастье, возможно, не было бы и самого счастья. Так уж мы устроены люди, и так уж устроен мир.
Эра задумчиво и с некоторым удивлением взглянула на Мидори.
- Так получается, – после небольшой паузы, с некоторой ноткой сомнения спросила она, – и в наше время в борьбе за любовь – цель оправдывает средства?
- Безусловно! – твёрдо ответила Мидори. – И без этого не бывает счастья.
Эра долго плыла молча, обдумывая слова Мидори. Наконец в её глазах мелькнула мысль.
- Получается, счастье невозможно без элемента искушения, – сказала она. – Без того, с чем так долго и яростно боролась христианская религия.
- Именно! – подтвердила Мидори. – И именно поэтому христианская религия навсегда останется главным позором человечества.
Эра опять надолго замолчала.
- Жаль, что мы ближе не познакомились раньше, – наконец, сказала она, – я почти не занималась регрессивным гипнозом, и теперь вижу – это большое упущение. Кстати, Эдна уже предложила мне им заняться.
- Я знаю, – кивнула Мидори, – и со своей стороны поддерживаю предложение. Твой потенциал к овладению способностями Прямого Луча очень велик, его важно развить.
Оторванная человеческая рука выплыла из очередного отсека с развороченным входом, мимо которого проплывали Эра и Мидори, и повисла прямо перед лицами женщин, прервав разговор.
Женщины в шоке остановились. В принципе, подобные страшные находки были на погибшем корабле не редкость. Но вот так, внезапно, сама выплывшая навстречу рука, такое! могло ошарашить кого угодно. Эра и Мидори подлетели к оторванной чуть выше локтя руке. Было видно, рука раньше принадлежала мужчине. В глаза бросался её относительно небольшой размер, выхоленность, и, самое главное, платиновый перстень с большим тёмно-голубым камнем похожим на сапфир на безымянном пальце, он сразу заинтересовал Эру. Преодолев отвращение и некий внутренний запрет, она поймала руку и внимательно осмотрела камень.
- Это не кристалл, – наконец, взволнованно сказала она, – вернее, не просто кристалл, аналогичные кристаллы мы используем в «звёздочках» для мнемозаписи. И, судя по тому, что такая находка первая, этот перстень, как и рука, принадлежали далеко не простому человеку. Очевидно, у них правом на мнемозапись обладает не каждый.
- То есть, брагодаря этому кристаллу мы можем увидеть многое из того, что видел и пережил её обрадатерь? – подчёркнуто индифферентно, но с проявившимся акцентом, поинтересовалась Мидори.
- Похоже, так, – более спокойным голосом подтвердила Эра.
- Очевидно, нам с тобой посчастливилось найти ценную вещь, – вновь подчёркнуто спокойно заметила Мидори, овладев собой, о чём свидетельствовало исчезновение акцента. – Странно, что не люди, не роботы не заметили её раньше. Хотя, звездолёт огромен. И ещё обладатель этой руки, может быть, остался жив, тела нигде не видно. Если он был не простым звездолётчиком, то его должны были спасти.
Эра кивнула, и ещё раз внимательно осмотрела кристалл.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
ветеран форума




Пост N: 1184
Зарегистрирован: 30.11.06
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.04.09 19:11. Заголовок: 4. В выделенном им..


4.

В выделенном им просторном покое земляне экранировались с помощью СДФ. Экранирование позволило СДФ провести дезинфекцию, и земляне сняли скафандры. Теперь силовым полям предстояло работать всю ночь, вернее, весь период отдыха, но другого способа обеспечить должную герметичность и биологическую безопасность землян и иридиан не было, кроме того, экранирование защищало землян от прослушивания и возможных нападений и провокаций, систему силовых полей не пробил бы даже ядерный удар. Иридианам это было разъяснено, и предложено поддерживать с землянами, в момент экранирования, связь по радио в оговоренных частотах. Эдна предложила желающим высказать впечатления от первой непосредственной встречи с иридианами.
- Я думаю, – сказала Сандра, – разговор лучше начать Дейре Кор, она самый молодой член делегации, и потому свежим взглядом могла обратить внимание на детали, упущенные нами, кроме того, в этом деле важна её специальность социолога-лингвиста.
Взволнованная ответственностью Дейра какое-то время размышляла.
- Больше всего меня удивило то, что иридиане сами вышли на нас, – наконец, сказала она. – Очевидно, уцелевшая часть их общества деградировала до олигархического социального устройства. Такая система, в лице её полновластных хозяев – олигархов, должна сильно бояться конкуренции со стороны могущественной внешней силы. Нас же они могут воспринимать только как такую силу. И, тем не менее, они сами вышли на контакт и предложили сотрудничество. Это странно. Поэтому я, пытаясь найти объяснение подобному явлению, вижу только одно. Большая часть иридиан, включая значительную часть олигархии, хочет выхода на поверхность. Пребывание под землёй губит их здоровье и значительно сокращает жизнь. Эти настроения усилились с нашим прибытием, поэтому высшая олигархическая верхушка пошла на контакт с нами, чтобы сохранить инициативу. Если бы этого не произошло, то, на нас, видимо, вышла бы олигархическая оппозиция, считающая необходимой возвращение на поверхность, и, очевидно, она сильна.
Эдна одобрительно кивнула. По лицам звездолётчиков было заметно, им пришли аналогичные мысли.
- Конечно, есть и другое объяснение, – сказала Эдна, – они поняли – мы всё равно скоро их обнаружим. То, что убежище находится около Троана, можно понять, поскольку останки жителей города перенесены в помещения, а после посещения Сияющих пещер, стало очевидно – убежище находится или находилось в этих подземельях. И они вышли на нас опять же ради сохранения инициативы. Но, думаю, в главном Дейра права, высшей олигархии выгодно дальнейшее пребывание иридиан под землёй, поскольку здесь сложилась отработанная система олигархической власти. Выход же на поверхность неизбежно приведёт к социальным потрясениям, способным привести к утрате олигархией своего положения. Но этого видимо хочет большая часть общества и средний уровень элиты, который всегда склонен провоцировать социальные потрясения, с целью создать для себя возможность захвата высшей власти, её он с одной стороны лишён, а с другой находится к ней достаточно близко, и потому вожделеет с особой силой. К тому же, никому кроме высшей олигархии не нужно дальнейшее пребывание иридиан под землёй. А значит, наш прилёт способен вызвать на Ириде социальную революцию, которая вновь вернёт иридиан на поверхность.
Но в целом все эти мысли только предварительные, и нам остаётся пока наблюдать и изучать. Мы почти ничего не знаем об иридианском обществе, сложившемся в подземелье. Время принимать решения ещё придёт, – закончила Эдна.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
ветеран форума




Пост N: 1192
Зарегистрирован: 30.11.06
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.04.09 17:06. Заголовок: Глава IX Сердце Зм..



Глава IX

Сердце Змеи

Но красоту в пороках не сберечь.
Ржавея, остроту теряет меч.
У. Шекспир

1.

На следующий день к землянам прибыл пышно одетый высший иридианский сановник. Вежливо поинтересовался: удобно ли гостям, нет ли каких-либо просьб, пожеланий, и пригласил Эдну на встречу с Дером Гаром.
Гар принял звездолётчицу в незнакомом покое, задрапированном чёрной и тёмно-малахитовой тканью. В качестве светильников опять были умело, расставлены светящиеся растения, вновь создающие в комнате приятный, мягкий полумрак. Сбоку покоя, в уютном углу стоял небольшой низкий столик из настоящего тёмного малахита с красивым узором. Живой изумрудный светильник на нём в виде маленького дерева, хорошо сочетался с зеленью малахита. К столу примыкали два удобных кресла, обивка выдержанна в тех же тонах, в одно из них Гар пригласил присесть Эдну.
Зелёными и малахитовыми были и тона одежды Гара. Куртка из материала аналогичного бархату тёмного зелёно-малахитового оттенка мягко отражала свет, давая приятные блики. Брюки ещё более тёмного оттенка, матовые, но выдержанны в том же тоне. Рубашка, напротив, светлая имела оттенок близкий скорее к бериллу, чем к малахиту. Вместо туфель обыкновенные комнатные тапочки, практически не отличающиеся от земных, чёрно-коричневого цвета. Эдна в серебристо-синем скафандре высшей защиты из молекулярно измененного металла смотрелась чужеродно, но не могла не оценить великолепный интерьер покоя и хороший вкус Гара. Это давало надежду, что чувство прекрасного живо в иридианах, и если и извращено то не необратимо.
- Уважаемая гостья, – начал Гар, – я рад возможности побеседовать с вами наедине. Я знаком с особенностями социального устройства Земли, каким оно было двести лет назад, равно как и особенностями социального устройства Ириды до катастрофы, и знаю – у вас и у нас, не были приняты подобные встречи. Знаком я и с Первым Законом Великого Кольца не допускающим запрета на социально значимую информацию. Но на Ириде, увы, многое изменилось. Собственно, я и позвал вас на встречу, поскольку хотел первым сообщить – мы были вынуждены сознательно пойти на нарушение Первого Закона Великого Кольца, дабы спасти выжившую часть нашего осколка иридианского общества.
- Как?! – с изумлением спросила Эдна, как только до её дошла чудовищность сказанного. – И вы так спокойно об этом говорите!
Дер Гар долго грустно смотрел на неё.
- Да, уважаемая гостья. И рассчитываю на понимание, – наконец мягко сказал он. – Угодно ли вам выслушать мой рассказ?
- Что ж, продолжайте, – подчёркнуто сухо, но заинтересованно сказала Эдна.
- Мне придётся говорить долго? – вопросительно сказал Гар, и после согласного кивка начал рассказ.
Эдна, внимательно и настороженно прислушиваясь к каждому слову, всё с большим удивлением узнавала, что:
Возможность использования запрета на информацию, как чрезвычайная мера в интересах выживания людей тщательно изучили иридианские институты до катастрофы, и подготовили соответствующее оборудование. Иридиане полагали что, подвергаясь чрезвычайной опасности должны изучить все возможности для выживания. Скоротечность битвы в космосе не дала многого осуществить. Эвакуация детей из Троана, он был единственным городом, где успели провести такую работу, началась всего за несколько часов до массированного ядерного удара. В убежище успели вывезти пятьдесят тысяч детей различного возраста, предпочтение отдавалось маленьким детям. На такое количество оно и было рассчитано. Ситуацию осложнило, что ряд менторов, особенно молодых, предпочли разделить судьбу Ириды, убеждать их было некогда, и возник значительный некомплект воспитателей.
Имелся запас продовольствия на пятьдесят три тысячи человек на пять лет, предполагалось – менторов будет три тысячи. Но прибыло чуть более тысячи, и большая часть преклонного возраста. В подземной бухте стояло сто подводных кораблей для добычи биоресурсов, обучающий персонал и команды кораблей укомплектовали не полностью. Сказалась искренняя любовь к планете и неподготовленность к жёсткой дисциплине, необходимой на войне. Было более сотни гидропонных ферм, и минизавод по переработке растительных белков в животные, но они не могли обеспечить людей продуктами даже на 10 %, задача ставилась лишь разнообразить стол обречённый состоять из биоресурсов океана. Энергией убежище снабжалось термоядерным реактором, рассчитанным на триста лет работы. Впоследствии его ресурсы пополняли впрок за счёт мёртвых городов, хотя реактор ещё работал на первой заправке. В первый год совершили захоронение иридиан погибших в Троане путём удаления тел с улиц. Его осуществили силами менторов и детей старших возрастных групп.
Гар включил экран ТВФ совершенно незаметный на стене «малахитового» покоя – голограмма-заставка в точности повторяла её вид. Почти реальная картина показала группу иридиан, в основном детей старших возрастных групп, собирающих тела и вносящих в помещения. Гар пояснил, что кадров иллюстрирующих рассказ сохранились не много, но где это возможно он будет иллюстрировать рассказ видеофрагментами.
Через пять лет, истощились запасы продовольствия, и начался голод. Океан был опустошён на несколько тысяч километров от побережья. Подводным кораблям приходилось совершать многомесячные рейсы, для добычи продуктов питания, и их катастрофически не хватало. Много менторов умерло, потом дети и подростки начали погибать тысячами. В конечном итоге население убежища сократилось в десять раз. Среди остатков иридиан, а выжили в основном подростки, начался каннибализм, население убежища раскололось на группировки, за склады с пищевыми продуктами, подводные корабли и гидропонные фермы началась война, она превратила выживших в дикарей. Уничтожили часть подводных кораблей, большую часть их команд и часть ферм. Проблема голода усугубилась ещё больше и стала ясна неизбежность всеобщей гибели, либо гибели остатков цивилизации, если не принять чрезвычайных мер.
Гар показал несколько видеофрагментов боёв, сохранился и запись боя в Сияющих пещерах. Эдна увидела большую группу иридиан попавших в засаду в этом удивительном заповеднике и жестокий бой, в котором обе сражающиеся группы даже не думали щадить уникальную красоту созданную как природой, так и человеком. Впоследствии, пояснил Гар, заповедник по возможности очистили от следов боя, и он считается национальным позором Ириды.
Он взял паузу, перевёл дух, испытующе взглянул на Эдну, и продолжил.
- Только настолько чудовищная ситуация вынудила наших предков прибегнуть к блокаде информации, – подчеркнул Гар. – Когда стало окончательно ясно – альтернатива ей либо всеобщая гибель, либо фашизм, который сложится естественным путём, без опоры на разработки учёных, и он будет куда отвратительнее. – Он продолжил рассказ.
Менторы, оставшиеся в живых, использовали подавляющие волю и повышающие внушаемость гипноизлучатели, ранее применявшиеся в лечебных целях. Их установили в убежище именно ради такого случая, и факт установки был тайной. Это решило проблему. Основная масса населения впала в состояние полусна. С войной и каннибализмом покончили. Менторы и отобранная для работы молодёжь в транс не впали, имелись препараты, нейтрализующие излучение. Их запас был рассчитан на десять лет, но теперь его хватило на гораздо больший срок. Это позволило обучить новые команды подводных кораблей. В конечном итоге большая часть кораблей вновь вступила в строй, составили карты биоресурсов, восстановили большую часть ферм, проблема голода начала решаться. В течение двадцати лет ситуация стабилизировалась, ввели даже всеобщее образование. Однако в ходе этого периода выяснилось – сильно сократилась продолжительность жизни. Наука в своё время позволила продлить её до двухсот лет, но общее понижение уровня жизни, недостаток медицинского обслуживания, большая часть врачей, не выжила, и т.д. привели к тому, что продолжительность жизни вернулась к обычному уровню. Затем выяснилось – продолжительность жизни снизилась ещё сильнее за счёт неприспособленности человеческих организмов к жизни под землёй. Сейчас она не превышала 55-60 лет. Причём это среди элиты, обычные люди жили 40-45 лет. Менторы начали умирать от естественных причин, здоровье большинства было подорвано. Постепенно к власти пришла новая элита, её лозунгом стало выживание любой ценой.
Гар называл цифры в иридианских годах, куда более коротких, чем земные и называемое количество лет было существенно больше. Но за период работы в Троане земляне привыкли мысленно переводить иридианские понятия в земные. Что и делала Эдна, воспринимая слова Гара в земных категориях.
- Через сто лет закончились препараты, нейтрализующие гипноизлучение. Однако удалось организовать их доставку из мёртвых городов, а потом и организовать производство. За одно восстановили фармацевтическую промышленность. – Продолжал Гар, с заметным чувством гордости за свершения, осуществлённые образовавшейся олигархией.
За сто лет до прилёта землян удалось достичь существенных успехов. Создали систему отбора способных детей в специальные закрытые школы, где их обучали, нейтрализовав излучение. Развилась идеология заботы об избранных, отбираемых по способностям используя системы интеллектуальных тестов сохранившиеся в памяти компьютера. Океан, тем временем оправился от урона, и добыча биоресурсов решила проблему голода раз и навсегда. Население убежища восстановилось до прежнего уровня и могло расти. Встал вопрос о возвращении на поверхность, но после тщательного обсуждения решили сохранить статус-кво. Выжившие не умели строить подводные корабли, а сохранившиеся, даже с учётом восстановления биосферы океана, могли доставлять биоресурсы только на имеющееся количество иридиан. Главное же, на поверхности не было гипноизлучателей. В сумме это ставило под угрозу стабильность и опять могло привести к анархии и каннибализму. Населению объявили – материки мертвы и там не выжить. Кроме того, в убежище жить разумнее, поскольку сохраняется угроза возвращения врагов. Ввели политику жёсткого ограничения рождаемости поддерживающую население на уровне пятьдесят тысяч человек. Благодаря гипноизлучателям – это было легко осуществить, в подземелье они давали полный контроль. Избранным так же удалось сохранить уникальную компьютерную систему убежища – она является главным источником их знаний и самосовершенствования.
Гар вновь проиллюстрировал слова видеофрагментами. Теперь их было намного больше. Эдна увидела классы с детьми, выходящие в море подводные корабли, их возвращение с пищей, работу восстановленных перерабатывающих заводов и гидропонных ферм. Кадры убедительно свидетельствовали – Ирида возрождалась.
- И вот приходите вы, и начинаете с того, что нам следует вернуться на поверхность, – печальным голосом сказал Гар. – Я знаю – система, сложившаяся у нас, называется фашизм. Но я не уверен, что ему уже есть альтернатива. И поэтому прошу вас – не торопите события. Мы охотно примем помощь. И мы начнём подготавливать выход на поверхность. Но любые резкие движения чреваты тем, что мы утратим результаты огромного труда и вернёмся к совсем недавнему страшному прошлому.
Мысль о фашизме, применённом в качестве чрезвычайного, научно обоснованного метода для выживания цивилизации была совершенно новой для Эдны, как и для любого землянина. Такого ещё не пришло в голову ни одному из историков. В тоже время Эдна не могла не согласиться – в словах Гара не мало разумного.
- Уважаемый Гар, – задумчиво сказала она, – вы предоставили чрезвычайно важную информацию. И в том, что вы сказали, есть резон. Скажите, а излучатели ещё работают?
- Боюсь, всё обстоит именно так, уважаемая Эдна, – подчёркнуто грустно сказал Гар.
- Интересно, что мы не почувствовали никакого излучения, – заметила она.
- Очевидно, ваши скафандры и силовые поля попросту его экранируют, – ответил Гар, и торопливо добавил. – Мы готовы предоставить в ваше распоряжение всю информацию об излучении, о препаратах его нейтрализующих, об излучателях. Равно как и передать для изучения препараты и несколько излучателей. Вы гости, и любое ваше желание закон, – последнюю фразу он выделил даже с некоторым подобострастием.
Эдна, поняла – ему очень нужно расположением землян, и, отведя взгляд, задумчиво кивнула, казалось, не заметив тона и манеры общения.
- Отключение излучателей способно привести к каким-либо нарушениям физического или психического здоровья? – спросила она.
- Нет, в физическом плане излучение абсолютно безвредно, мы им продолжаем пользоваться только из социальных соображений, – заверил Гар. – Правда, никто не применял данное излучение почти два века непрерывно, и на настолько большой социум, но наши специалисты убеждены – если здесь и возможны побочные эффекты, то весьма незначительные.
- Как скоро вы сможете передать нам препараты и излучатели?
- Здесь нет никаких проблем. Сегодня.
- Я могу вызвать подземоход для доставки их на звездолёт?!
- Конечно. Вы можете пользоваться полной свободой, – подчеркнул Гар.
- У вас в убежище сложилась моногамная семья?
- Да.
- А что происходит с детьми элиты? Она так же подвергается интеллектуальной сегрегации, и часть детей, не проявивших особых способностей, отправляется «в народ», или её дети автоматически становятся элитой?
Дер Гар впервые смутился, и вновь с подчёркнуто грустным выражением объяснил.
- Должен признаться – закон требует именно то, что вы подразумевали. Дети элиты, не проявившие незаурядных способностей, не могут быть избранными. Но на практике этого давно нет. Мы ввели жёсткое ограничение рождаемости среди элиты и интеллигенции, обеспечивая приток свежей крови. Одной семье разрешено иметь только одного ребёнка, за нарушение второй ребёнок отправляется «в народ». Это создаёт известные проблемы, над которыми работают генетики. Мы исходим из того, что гены одарённых людей передаются их детям, обеспечивая одарённость, но на практике это пока не проявляется. Но мы надеемся, нам удастся развить евгенику в этом направлении.
Эдна внимательно взглянула на Гара и поняла – тот полностью раскрылся для гипновоздействия. Несмотря на понятный риск, это давало уникальный шанс проверить то, что они с Сандрой заподозрили в ходе первого контакта с членами Чрезвычайного Совета. Внутренне напрягшись, она обрушила на Гара невербальный гипнотический удар.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
ветеран форума




Пост N: 1204
Зарегистрирован: 30.11.06
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.04.09 19:42. Заголовок: 2. Гар погрузился в..


2.

Гар погрузился в транс мгновенно, но внешне почти ничего не изменилось. Он только чуть заметно вздрогнул.
- Вы в курсе, что существует реинкарнация?! – спросила Эдна.
Иридианин посмотрел на неё немного помутневшими глазами.
- Это вопрос туманный, – глухо произнёс он. – Мы убеждены – геном хранит гораздо больший потенциал, чем кажется, и его удастся реализовать.
Эдна напряглась, форсируя гипновоздействие. «Я рискую», – мелькнула мысль.
- Переоценка генетики и недооценка возможностей сознания ведёт к катастрофе, – всё более мягко и монотонно, продолжила она. – Неизбежно ведёт к катастрофе и недооценка возможностей живого вещества самого по себе, а не в связи с механизмом наследственности. Человеческий организм способен совершенствоваться не только через гены. Сейчас биологи Земли много работают над этим поскольку, по-видимому, здесь скрыт механизм индивидуального биологического бессмертия. Идя же вашим путём, вы, в угоду сиюминутным интересам элиты лишаете общество, личность, и, может быть, даже себя самого возможности стать биологически бессмертным.
Гар вновь вздрогнул.
- Подождите, но ведь биологическое бессмертие не было достигнуто ни на одной из планет Великого Кольца. Вы всерьёз утверждаете – такое возможно?! – почти выпав из транса, воскликнул он.
- Да, всерьёз, – подчеркнула Эдна, пристально гладя в глаза Гара пронзительными зелёными глазами. – Земля развивается несколько другим путём, чем цивилизации ВК. Вас не удивляют темпы нашего прогресса? Ваши предки научились летать в космос 900 лет назад. На момент нашего первого контакта, мы только-только начинали выходить в космическое пространство и даже не мечтали о межзвёздных полётах, теперь, мы существенно обгоняем цивилизацию ваших предков. Близко мы подошли и к решению проблемы индивидуального бессмертия. Мы активно развиваем то, что называем Третьей сигнальной системой или способностями Прямого Луча, цивилизации же ВК, как и Ирида, развивали и развивают, прежде всего, технику и физико-математический блок наук. Опыт развития Земли показал – это не совсем правильный путь. – Эдна почувствовала, как в душе Гара стремительно нарастает страх.
Он смотрел ей в глаза с застывшим выражением лица со знакомым ужасом, затем мера ужаса стала так велика, что Эдне стало страшно, как в момент эйдопластического контакта. Иридианин буквально излучал ужас. Это ещё больше убедило её в правильности решения, и она усилила гипновоздействие. Гар побледнел, по лицу потекли капли холодного пота. «Проклятая колдунья», – чётко «услышала» она его мысль. Было видно – он мучительно решается что-то сказать, но мешает страх, однако транс всё вернее брал своё.
- Не волнуйтесь Гар, – мягким успокаивающим тоном сказала она, – вы можете мне доверять. Мы не враги вам.
Гар кивнул, и погрузился в транс глубже.
Эдна остро почувствовала, что подошла к последней грани, и погружать в более глубокий транс Гара нельзя. Она не сомневалась – за ними наблюдают и разговор записывается. Пока это выглядело как возбуждённая беседа, материалы обнаруженные в Троане давали надежду – знания иридиан о невербальном внушении недостаточны, чтобы понять происходящее. Однако «прозвучавшая» мысль Гара показала – он многое понял. «Забудьте об этом! – мысленно приказала Эдна, – ничего необычного не происходит, у нас серьёзный разговор, эмоции иногда становятся слишком сильными».
Гар подчинился, волнение и страх начали его оставлять.
- В истории Ириды возникали государства, делающие ставку на развитие Третьей сигнальной системы, – глухо начал он, – и их наука развивалась невероятными темпами. Не только в истории Ириды, самое главное, история Великого Кольца тоже знает такие примеры. В своё время это был главный аргумент, предостерегающий нас. То, что вы превзошли систему ВК по могуществу, мы поняли, когда зафиксировали аннигиляционный взрыв на Луоне. Этот путь, слишком рискован в социальном плане. Самый целесообразный путь, не самый человечный. Красота, которой вы покланяетесь, не безобидна, рано или поздно она потребует жертв, и жертв непомерных. Цивилизации ВК проявляют осторожность в развитии Третей сигнальной системы, и искусственно тормозят его на определённом этапе, поскольку она кошмарнейшее чудовище, запертое в клетке подсознания, и лучше его оттуда не выпускать. Вы – земляне уже выпустили его и теперь неизвестно, что будет. Искушение бессмертием – великое искушение, но, оно слишком опасно – оно прямой путь к смерти души. Вспомните, ваш демон зла – Сатана, тоже искушает бессмертием. Наша цивилизация помнит мудрость Галактики, и вряд ли посмеет пойти против неё. Человек должен быть человеком, а не чем-то большим. «Сон разума рождает чудовищ», говорите вы, но в равной мере чудовищ способно породить и его чрезмерное пробуждение.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
ветеран форума




Пост N: 1214
Зарегистрирован: 30.11.06
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 30.04.09 01:53. Заголовок: 3. Ошеломлённая Эдн..


3.

Ошеломлённая Эдна выпустила Гара из-под контроля. Она впервые услышала, что Великое Кольцо считает развитие Третей сигнальной системы признаком фашизма. Это была самая удивительная информация, полученная на Ириде, в передачах ВК такого не транслировалось. Стала ясна причина ужаса иридиан. Эдна поняла – контроль над Гаром нельзя было терять. Несмотря на всю серьёзность сказанного, информация об источнике этих данных ещё важнее, а второй раз погрузить Гара в транс непросто. Впрочем, проснувшийся Гар пребывал в уверенности, что у них началась доверительная беседа.
- Скажите, – тихо произнесла она, – откуда у вас информация, что система ВК считает развитие Третей сигнальной системы признаком фашизма?
Гар понимающе кивнул.
- У наших звездолётчиков пятьсот лет назад была встреча в дальнем космосе с кораблём одной из цивилизаций ВК. Кораблём старшей цивилизации, входящей в ВК более тридцати тысяч лет. После длительной совместной работы они передали звездолётчикам эту информацию. Они сочли нас готовыми к её получению, – важно добавил он.
Эдна взволновалась как историк, и у неё вырвалось.
- Вы можете передать эту информацию в наше распоряжение?! – и тут же поняла – просьба о настолько важной услуге не может быть истолкована олигархом адекватно.
- Я могу немного подождать? – вкрадчиво спросил Гар.
- Конечно, – кивнула Эдна, ничем не проявив огорчения, и перевела разговор на другую тему. – Как скоро мы сможем, начать знакомиться с ситуацией?
- Специалистам указание уже дано, – с заметным облегчение, что окончилась опасная часть разговора, сказал Гар. – Сразу по окончанию нашей встречи вас ждёт группа специалистов, с ними вы сможете согласовать детали работы. Кроме того, в вашем распоряжении компьютерная база убежища. На наших компьютерах вы найдёте гораздо больше данных, чем нашли на компьютерах Троана. Здесь действительно собранно всё, что цивилизация Ириды хотела сохранить для будущего.
- Могу ли я получить исследования, обосновывающие применение фашизма в качестве чрезвычайной социальной меры?
Дер Гар надолго задумался.
- Да, можете, – наконец, ответил он, – но прошу иметь в виду – эти документы особо важная государственная тайна, и об их наличии знает только высшая элита, – глаза его загорелись светом искренней убеждённости в правоте, Эдна взяла под контроль новую мощную эмоцию. – На сегодняшний день фашизм как явление не изучается в учебных заведениях, к изучению этой информации допускаются только избранные из избранных, – продолжал он. – Вы опять же можете нас осуждать, но среди интеллигенции сильны настроения за выход на поверхность, и службе безопасности приходится применять чрезвычайные меры, дабы не спровоцировать открытый конфликт, способный стать вооружённым. Мы слишком высокой ценой воссоздали интеллигенцию, и без неё нам не выжить! Интеллигенция это не основная масса населения, которая воспроизводится сама собой. Больше века мы буквально пестуем интеллектуальную элиту, и материальный уровень интеллигенции, равно как и её продолжительность жизни, почти не отличаются от уровня и продолжительности жизни элиты. Добавьте к этому тщательный отбор одарённых детей. Мы действительно научились отбирать людей, обладающих незаурядными способностями, и научились эти способности эффективно развивать, – в тоне Гара вновь зазвучала гордость. – Призыв к свободе, равно как и обвинение высшей элиты в фашизме, всегда выглядят как мечта, и всегда заканчиваются как кошмар. В междоусобной войне погибнут тысячи образованных людей, и очень может статься – их больше не удастся воссоздать. Свобода только кажется раем. На самом деле она тяжкое бремя, и нужно быть готовым её нести. Основная масса сегодня не готова. Ни выращенная в теплице интеллигенция, ни, тем более, поражённый психотронным наркотиком народ. Им ещё только предстоит научиться продумывать дальние последствия своих поступков, жёсткому самоограничению и самодисциплине, и очень многому другому. И если сейчас, даже не отключая гипноизлучателей бросить интеллигенции морально обоснованный лозунг борьбы за свободу и против фашизма, вы получите на выходе гибель лучших, а потом не тот искусственный, если хотите научный фашизм, который сегодня. Вы получите настоящий фашизм. На Земле это называется, или 200 лет назад называлось Закон Стрелы Аримана, ещё вы говорили «Благими намерениями вымощена дорога в ад». Заклинаю вас, помните об этом. Если Стрела ударит, тогда, может быть, вам и удастся возродить нашу цивилизацию, но я не уверен, что это будет цивилизация Ириды. Как бы вы не опирались в работе на достижения нашей культуры. Да, для сохранения цивилизации и культуры мы искусственно остановили социальный прогресс – законсервировали социальные отношения на определённом уровне. Но мы единственный росток, способный возродить древо. И именно настоящее древо, а не некое гибридное образование. Наверное, сейчас пришло время начать расконсервацию, а затем и возрождение. Но любые неосторожные шаги могут быть непоправимы. – Закончив столь страстную речь, Гар устало откинулся в кресле.
Эдна послала в его сознание мысленный импульс, усиливающий экзальтацию. Он вновь впал в транс, но взгляд всё равно остался твёрдым. Пойдя на риск, она применила всю мощь невербального внушения, которой располагала, равно, как и максимально активировала телепатические способности, но не смогла уловить даже тени неискренности. Она ясно ощущала – Гар очень плохой человек, но он искренне любит свою планету, свой народ, и хочет ему добра. «Вы пришли к выводу, лучше передать мне информацию, полученную от старшей цивилизации сейчас, – мысленно приказала она, – кто знает, как события сложатся дальше, а сейчас вам удастся сделать меня должницей».
Некоторое время Гар сидел неподвижно, затем встряхнулся, встал, прошёлся по комнате. Походил, молча, обдумывая своё новое, как ему казалось, решение. Затем, подойдя к стене, нажал на что-то неприметное. Эдна поняла – он отключил механизмы подслушивания и наблюдения. Следующие слова подтвердили догадку.
- Нас больше никто не видит и не слышит, – сказал он, – я хочу показать вам кое-что.
Гар открыл небольшую нишу, достал высокие кожаные полусапожки с магнитными застёжками и довольно толстый серый плащ-накидку. Обувшись и накинув плащ, он вновь нажал на что-то на стене – открылась неприметная дверь.
Около получаса Гар и Эдна шли по скудно освещённому тоннелю, достаточно запутанному и со многими ответвлениями. Но Гар хорошо знал дорогу.
Покой, куда они пришли, был небольшим и скудно обставленным. Гар указал на жёсткое пластиковое кресло и сам опустился в такое же. Повинуясь его прикосновениям, часть стены отъехала, за ней оказалась массивная дверь вделанного в стену огромного сейфа. На двери тускло мерцал квадрат из большого количества светящихся кнопок, прикасаясь к ним, Гар набрал сложный код. Дверь легко, с мелодичным звуком открылась, показав несколько дверей поменьше, самая маленькая выглядела как золотая, в её правом углу светился радужный огонёк. Гар приложил к огоньку указательный палец и несколько секунд держал неподвижно. Раздался новый звук и перед глазами повис маленький прозрачный шарик, висевший без опоры. Откуда взялся шарик, Эдна не поняла, он возник как бы из ничего. Через мгновение шарик исчез, растаяв в воздухе. Вновь с мелодичным звуком открылась золотая дверца. Тоже массивная – толщина не намного уступала ширине. Гар запустил руку в этот сейф в сейфе и вынул небольшую зеркальную палочку сантиметров пятнадцать в длину и полсантиметра в диаметре.
Повертев её в руках, он нажал что-то на ней. Из палочки вырвался золотой полупрозрачный луч, точно повторяющий её диаметр, и подобно лазерному лучу не расширяющийся и не рассеивающийся – кажущийся сияющим золотым продолжением палочки. В остальном он вёл себя, как положено лучу – останавливаясь на преградах и отражаясь на блестящих поверхностях. Гар направил луч на Эдну и сказал:
- Сидите спокойно, и полностью расслабьтесь.
Луч скользнул по груди, поднялся по лицу, Эдна поняла – Гар избегает его прикосновения к глазам, и остановился на лбу, где размещался «третий глаз». Силиколл гермошлема луч не рассеивал. Интенсивность прикосновения росла, он давил на лоб всё сильнее, почти причиняя боль.
В голове прогремел взрыв. Ослепительная вспышка сделала невидимым окружающий мир. За нестерпимым светом пришла тьма. Тьму нельзя было назвать полной, в ней метались маленькие огоньки и искры, и мерцали непонятные цветные сполохи, но они быстро гасли. Тьма всё сгущалась и становилась всё холодней – немыслимой, беспросветной и холодной. «Наверное, такова тьма могилы», – мелькнула мысль. Эдна поняла, что падает в эту холодную беспросветную тьму. Ужас ледяной рукой схватил за сердце, она всё глубже проваливалась в бездну. Сознание милосердно оставило её.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
ветеран форума




Пост N: 1222
Зарегистрирован: 30.11.06
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.05.09 18:02. Заголовок: 4. Командир звездол..


4.

Командир звездолёта «Радуга Луоны» Тэр Эрон сидел перед командиром звездолёта старшей цивилизации без скафандра – иммунизация прошла. Ему ещё трудно было привыкнуть к облику новых знакомых, и к давящей гравитации, существенно большей, чем на Ириде. Сидящий перед ним человек был приземист, коренаст – казался сплошной грудой мускулов, но в остальном мало отличался от иридиан, равно как и других представителей цивилизаций ВК. Две руки, две ноги, одна голова. Лицо, не смотря на характерную массивность – человеческое. Особенно на массивном лице поражали глубокие одухотворённые пристально смотрящие глаза. Всё понимающий, пронзающий взгляд заставил Тэра внутренне поёжиться, но он умел владеть собой.
- Я пригласил вас, уважаемый Тэр, – сказал представитель старшей цивилизации, – чтобы передать чрезвычайно важную информацию. Я передам её несколько необычным способом. Предупреждаю – информация тайна Великого Кольца. Вы передадите её Ириде, но я прошу в вашем лице всю Ириду обращаться с этой информацией очень осторожно, в ней заключена великая опасность. – Он немного помолчал, и добавил. – Мироздание, в котором мы живём, инфернально, это известно. Но мы до сих пор очень мало знаем о том, как это мироздание влияет на наши души – как туда проникает инферно, как оно в них развивается, какие чудовища живут в их безднах. Ясно одно – эти чудовища не менее опасны, а, скорее, даже более чем чудовища нашего инфернального мира.
Командир инопланетного звездолёта взял лежащую на небольшом столе зеркальную палочку, и поднял так, чтобы Тэр мог её хорошо рассмотреть.
- Это устройство называется ментатор, – продолжил он, – сейчас он записывает, наш разговор и ваши чувства, мысли и эмоции – записывает разговор вашими глазами, простите. Я понимаю, это не совсем этично, но специалисты считают – данная преамбула к тому, что придётся увидеть иридианам через ментатор, полезна психологически. Не все проходят подготовку звездолётчика, им она поможет легче пережить шок.
Золотой луч вонзился в лоб Тэра. Яркая вспышка и следующая за ней ледяная тьма лишили сознания, но потом оно резко прояснилось. Он увидел звёздное небо в совершенно незнакомом ракурсе. Тэр понял, что различает два больших звёздных скопления расположенных рядом друг с другом, и именно они находятся в центре поля зрения.
В сознании зазвучал голос. Он мало походил на низкие голоса новых знакомых – мягкий, добрый, глубоко проникающий. Видимо представители старшей цивилизации адаптировали запись к восприятию иридианами.
- Эти звёздные скопления находятся далеко от вашей планеты, – сказал голос. – Они насыщенны – расстояния между звёздами предельно малы. Что и сделало возможным непосредственный контакт между одной из цивилизаций входящих в ВК и инфернальной высокотехнологической цивилизацией. Всего таких контактов у системы ВК было три.
Тэр вздрогнул, по ВК транслировалась информация лишь об одном таком контакте.
- Контакт многое открыл, и именно эти открытия заставляют держать данную информацию в тайне от недостаточно зрелых цивилизаций, – продолжал голос. Суть этого недоброго открытия в том, что жажда убийства, жажда истребления занимают в душах человека и общества куда больше места, чем считается. Инстинкт убийства так глубоко проник в нас, что без его удовлетворения личности и обществу, как минимум, трудно обрести полноту жизни. К чему дальше приведёт эволюция данного инстинкта в индивидуальных и коллективных сознаниях, пока, не знает никто. Но здесь, трудно ждать доброго.
Скопления начали приближаться, в поле зрения осталось одно скопление – распадающееся на отдельные звёзды, вскоре осталась одна всё растущая звезда, на краю скопления.
- Вокруг этой звезды вращается интересующая нас планета, – продолжил голос.
Возникла планета с кислородной атмосферой, о чём говорила её голубизна, так же всё увеличивающая визуальный размер.
- Жители планеты называют её Тирин. Её развитие отличалось от развития цивилизаций ВК. Слишком много людей на планете обладали врождённой развитой Третей сигнальной системой (ТСС). И так исторически сложилось – именно те, у кого Третья сигнальная система врождённо развита однажды стали хозяевами положения. Бывают люди-исключения – обладающие врождённой развитой ТСС, и бывают расы и цивилизации – процент таких людей среди которых необычно высок.
В Галактике людей обладающих развитой Третей сигнальной системой мало, и в инфернальные периоды истории, они в основном становятся безобидными изгоями. Вызывая всеобщую зависть и страх, они редко живут долго. При появлении высоких технологий ситуация меняется. Люди с развитой ТСС, как правило, обладают намного более высоким интеллектом, чем обычные. В технологическую эру этот интеллект становится по настоящему востребованным. В конечном итоге именно такие люди начинают двигать научно-технический и социальный прогресс, подводя высокотехнологическую цивилизацию к выходу из социального инферно.
Когда развитие научно-технических отраслей позволяет решить проблему недостатка материальных ресурсов, но боль, горе и нищета всё равно сохраняются, становится очевидна причина этого. В условиях извращённого мироздания хозяевами положения становятся не самые умные, честные, образованные и т.д., а социально извращённые типы личности – социальные мертвецы, как их принято называть на большинстве планет Великого Кольца. Роль людей с развитой Третей сигнальной системой возрастает как никогда. Поскольку, только сочетая их способности с обычными следственными действиями, в рамках уголовного законодательства, можно отделять зёрна от плевел. Как правило, проблема социальных мертвецов решается невероятно быстро, максимум в течение нескольких десятков лет. Цивилизация же достигает не только материального, но и морального и психологического благополучия.
Но возникает новый барьер.
Людей с развитой ТСС не много. Максимум 3 % от населения, но, как правило, ещё меньше 0,5 – 1 %. Именно они становятся новой элитой, причём, именно элитой, а не олигархией. Но, по мере дальнейшего развития у них высших способностей, обычные люди теряют возможность их контролировать – у обычных людей практически невозможно развить Третью сигнальную систему до их уровня. Бесконтрольная элита обречена превратиться в олигархию, но этого не происходит. Новый барьер проявляет себя уже в условиях разумно и справедливо устроенного общества, и противоречие между элитой и основной частью общества не становится социальным антагонизмом. Общество и элита приходят к компромиссу: решают продолжать научные исследования, которые позволят однажды поднять уровень основной массы населения до уровня элиты, а до тех пор элита замораживает свой уровень Третей сигнальной системы. И дальше такое положение поддерживается искусственно. Цивилизация держит развитие ТСС на уровне не позволяющем вернуться к олигархическим системам старого образца, но и не развивает её дальше, дабы не получить новую неизвестную и невероятно опасную олигархическую систему. Почему эта система так опасна, поговорим позже. К сожалению, уже очень длительный период, данный компромисс главная черта всей системы ВК! Решение проблемы интеллектуального разрыва между людьми, обладающими врождённой развитой ТСС, и обычными людьми не удаётся найти много сотен тысяч лет. И об этом лучше молчать. О чём так же разговор, позже.
На Тирине складывалось иначе. Таких людей было немало, что позволяло им решать проблему одиночества и отчуждённости – объединяясь. Объединившись, они становились большой силой, которой обычным людям трудно противостоять. Это приводило ко всё большей зависти и страху обычных людей, и к всё большей взаимной ненависти. Людей обладающих необычными способностями называли, колдунами, одержимыми злыми демонами и т.д. всячески унижали, высмеивали, издевались. Что стимулировало их объединение, создание собственных поселений, другие организованные действия. В результате ненависть росла всё больше.
Поселения одарённых изгоев нередко вырезали поголовно, не щадя даже малолетних детей. Всё вернее и чаще появлялись идеологии объявляющие их извращёнными выродками, от которых роду человеческому следует избавиться.
Параллельно рассказу шли пейзажи Тирина, типичные для кислородной планеты: моря, горы, реки, зелёные леса, и сцены избиений одарённых изгоев. Было ясно – это театрализованная постановка, события происходили в дотехнологические эры, но постановка живая, впечатляющая и страшная. На городских площадях беснующиеся толпы забрасывали изгоев камнями, заживо замуровывали в специальные ниши в стенах, беременным женщинам-изгоям перед торжествующими толпами, вспарывали животы, вырывали не родившихся детей и швыряли под копыта животных аналогичных лошадям, которые их тут же остервенело растаптывали, на глазах ещё живых матерей. Только после этого самих матерей, с помощью тех же животных, разрывали на части специальными крючьями. Много других не менее чудовищных сцен.
Ещё кошмарнее выглядели сцены уничтожения поселений изгоев. Если изгоев, не погибших в бою, сжигали заживо, загнав в большие строения вместе с детьми, то можно было, как не чудовищно, считать – им повезло. Зависть порождала какую-то немыслимо свирепую, извращённую ненависть, поэтому уничтожение было изуверским и проходило при массовом садистском экстазе. Наиболее впечатляюще вновь сняли сцену, на которой всадники долго и самозабвенно топтали копытами верховых животных, связанных и уложенных на поле детей. Родители были тут же, зверски привязанные к боевым колесницам, с помощью которых, после казни детей, их разрывали на части.
- Но любая планета развивается неоднородно, – продолжал голос. – Где-то отношения к таким людям было менее терпимым, где-то более. Это позволяло изгоям сначала стихийно, а потом организованно накапливать всё большую силу. Равно они накапливали всё большую ненависть и всё большее презрение к человеческому роду, что следует признать, было родом человеческим заслуженно. В среде одарённых изгоев закономерно развивалась идеология аналогичная идеологиям, направленным против них. Они объявляли извращёнными выродками обычных людей. В этот же период возникли не просто поселения, а целые города одарённых изгоев, и их мощь становилась всё больше.
В поле зрения появились чистые светлые города, великолепно обустроенные, на улицах не было нищих и даже просто плохо одетых людей.
- Города стали воплощённой мечтой одарённых изгоев на всём Тирине, поскольку стали единственным местом, где они не подвергались травле. Всеми правдами и неправдами они стремились туда. Вначале добираться удавалось немногим. Но вскоре руководство городов создало специальные тайные организации для помощи изгоям в других местах, и их население начало стремительно расти, росла и их военная мощь. Существенной деталью, сильно влиявшей на идеологию изгоев, стало то, что от совместных браков между ними, часто рождались обыкновенные дети, высшие способности сознания не всегда передаются генетически. Это делало отношение изгоев к обычным людям терпимее.
Постепенно возникло государство одарённых изгоев, его возможности стремительно росли. Вокруг возникла империя обычных людей, поставившая целью его уничтожение, и началась первая большая война между обычными людьми и одарёнными изгоями, необычайно жестокая и свирепая, ведущаяся без всяких правил. Закончилась она сокрушительным поражением империи обычных людей – вся власть в ней перешла в руки изгоев. В этот же период одарённые изгои пришли к открытию высоких технологий.
В поле зрения появились сцены войны. Закованные в броню армии империи шли на одетых в лёгкие доспехи одарённых изгоев мощно и неотвратимо. Но только до тех пор, пока по ним не начинали бить пушки, как картечью, так и ядрами. Артиллерии вторило стрелковое огнестрельное оружие аналогичное аркебузам и мушкетам. В ближнем бою, в имперских воинов летели фитильные ручные гранаты. Тысячи и тысячи имперских воинов погибали, не встретившись с изгоями лицом к лицу. Не помогали и подразделения лучников выпускающие тучи стрел – лёгкие доспехи оказались прочны. Аналогичной была ситуация если ближний бой всё же случался. Нередко мечи изгоев перерубали мечи имперских воинов на две части. Кроме того, в бою изгои были куда искуснее – владея приёмами боя холодным оружием неизвестными в имперских армиях.
Пошли другие картины – в роли изуверов выступали уже изгои-победители. Пришёл час расплаты, и обычные люди до дна испили горькую чашу, на себе ощутив изуверства тысячи лет творимые над изгоями.
- Власть на Тирине стремительно перешла в руки изгоев и среди них развилась идеология расы господ, – продолжал голос. – Изгои уверовали – они особая раса разумная, честная, благородная и красивая, отличающаяся от обычных людей как обезьяночеловек от человека разумного. Обычные люди, напротив, мало разумны, безответственны, подлы, эволюция ещё не подняла их до уровня изгоев. Для чего, вновь нужно признать, были веские основания. Однако теории «очищения мира от недочеловеков» часто характерные для фашизма не появились, и изуверство по отношению к обычным людям быстро прекратилось. Обычными людьми часто были их дети.
Возникло классическое фашистское государство – правом на научное знание, в котором обладала только раса господ. Обычные люди считались неспособными к высокому знанию и использовались для воспроизводства и простых работ. Возникшую систему интеллектуальной сегрегации глубоко проработали и великолепно сбалансировали. Детей проявляющих врождённое высокое развитие Третей сигнальной системы умело выявляли среди всех слоёв, и они автоматически входили в элиту. Обычных людей никто не унижал и не проявлял к ним бессмысленных жестокостей. Возникла классическая концепция апартеида – раздельного развития рас, очень эффективная, но… Ненависть и зависть к расе господ сохранялась в полной мере.
У простых людей не только не уменьшились, а намного увеличились основания им завидовать. Раньше завидовали в основном потенциалу, теперь появились все основания завидовать и его реализации – высокому положению, и роскошной и интересной жизни бывших изгоев. Кроме того. Простые люди всё сильнее боялись новую элиту, поскольку считали её… слишком кровожадной.
Изгоям удалось создать общество, из которого вооружённое насилие было удалено, казалось бы, навсегда. Тирин процветал, исчезли войны и преступность, уровень жизни людей ничуть не уступал уровню жизни в самых развитых цивилизациях Великого Кольца. И… волной начали нарастать серийные убийства. Очень скоро так же стало очевидно, что более 90 % маньяков – представители элиты. Масштабные научные исследования показали – у большинства представителей элиты проявляется потребность в убийствах и, самое главное, в вооруженной борьбе. Просто убийство не давало им полного удовлетворения. Им нужно было убивать – сражаясь, и не только убивать, но и разрушать.
Без этого у пресыщенной элиты пропадал интерес к жизни, и в её среде начала стремительно нарастать наркомания – наркотики приглушали танатос. Нужны были срочные меры, чтобы не допустить деградации. Вначале элите в своей среде разрешили, так сказать, добровольные гладиаторские бои насмерть. Это дало эффект. Количество серийных убийств резко упало, стремительно начала снижаться и наркомания. Но, тем не менее, процент убийств и наркоманов всё же оставался аномально высоким. Гладиаторские бои начали совершенствовать. Поединки дополнили элементом детектива – желающие, получили право, в своей среде – высказавших такое желание, совершать тайные убийства, вести их расследования, преследовать и карать убийц. Потом широко распространились, так называемые, «охоты». В прямом смысле – охоты на людей. Менее подготовленные, в плане боевых искусств представители элиты, по взаимному согласию, группой охотились за одним, двумя более подготовленных представителей, в условиях гор, лесов, подводного мира и т.д. с целью их убить, те, сопротивляясь, так же имели право убивать.
Окончательно, вроде бы, всё пришло в норму, когда разрешили гладиаторские войны. В ненаселённых местах планеты начали масштабные организованные гладиаторские сражения с применением тяжёлой техники и вооружения. Активно строились оборонительные сооружения, и целые города, ведущие войну друг с другом. Любой желающий получил возможность съездить на отдых на войну, без кавычек. Вскоре войны разнообразили. Сражения с современным оружием дополнили сражениями с оружием разных эпох и народов. По договорённостям вооружение так же комбинировалось – можно было вести боевые действия, смешивая оружие разных народов и эпох. В искусстве этих искусственных, и в тоже время настоящих и кровавых войн возникали всё новые идеи делающие смертельные игры всё более захватывающими и увлекательными.
И за всем этим наблюдали обычные люди, которым законом было запрещено участвовать в данных мероприятиях. Но видеть они могли всё. События игровых войн, «охот», расследований и поединков активно освещались в СМИ, и про них писали книги и снимали фильмы. Между обычными людьми и элитой ещё больше выросло отчуждение.
Бывшие изгои не стали калечить психику людей, не применив ни массовых нейрохирургических операций, ни всеобщей наркотизации с персональным отбором, ни психотронного внушения. Основой их власти стало только не допущение обычных людей к научному знанию. В результате иногда даже случались восстания, но шансов на успех у них не было. Один представитель интеллектуальной олигархии легко справлялся с несколькими десятками обычных людей просто голыми руками. Уже не говоря о том, что в руках олигархии было высокотехнологическое оружие, а так же, используя развитую Третью сигнальную систему, они могли напрямую подчинять психику с помощью вербального и невербального внушения. Среди многих исследователей, досконально изучавших данную проблему, распространено мнение, что изгои умышленно сохраняли возможность восстаний, поскольку это давало им легитимную возможность удовлетворять танатос не только путём гладиаторских боёв и войн.
Продолжалось изучение и развитие ТСС и они достигли массы невероятных успехов, обеспечивающих дальнейшее стремительное развитие необычной цивилизации, утраченных в настоящее время. Например, они научились существенно продлевать себе жизнь, только за счёт использования Третей сигнальной системы, сколько они жили точно неизвестно, но ясно, что века. Вели они и работу с целью помочь обычным людям развить высшие способности – с тем, что дети оказываются недостойны родителей, смириться невозможно. В её ходе изгои выяснили – проявление высших способностей не эволюция, а спонтанная мутация. Потенциал высших способностей сознания в каждом человеке колоссален, но он закрыт неким экраном, и снять его невероятно сложно. Фактически «одарённость» различных экстрасенсов – случайно появляющиеся трещины в экране. Они засекретили открытие и сохранили идеологию расы господ, в руки ВК оно попало случайно. Это, безусловно, большой шаг в изучении проблемы ТСС, но её загадку он не разрешил.
Параллельно раса господ начала изучение космического пространства, честь овладения которым на Тирине принадлежала только ей. В этот же период она узнала о системе Великого Кольца и начала принимать его передачи. Сама, однако, помня тысячелетние страдания, не входила в контакт.
Несколько веков изучения передач Великого Кольца показали – система ВК состоит из «недоразумных людей» и «недоразумных цивилизаций», так официально они назвали обычных людей и цивилизации ВК. Поняв что в системе ВК фактически запрещено развитие Третьей сигнальной системы и упор делается на научно-технический прогресс, они пришли к выводу – история одарённых изгоев повториться в масштабе Галактики и решили – единственной действенной мерой защиты является превентивный удар.
Решение о превентивном ударе по цивилизациям Великого Кольца было принято вчерашними изгоями не только по объективной причине. Главное значение имел нарастающий инстинкт агрессивности. В последствие, длительное исследование ТСС учёными ВК показало – её адекватное развитие требует не только постоянного развития и удовлетворения на всё более высоком уровне сексуального инстинкта, что никогда не скрывалось, и транслировалось по Кольцу. Танатос – порождённый инферно, также уже глубоко лежит в основе нашей психики, и пробуждение и развитие ТСС, неизбежно, всё сильнее затрагивает и его. Исследования пришлось засекретить и запретить трансляцию их результатов по ВК.
Даже гладиаторские бои и войны в полной мере не решили проблему удовлетворения танатоса – желание нарастало. Галактическая же война давала возможность его удовлетворить, на несравнимо более высоком уровне.
Уже отмечено, к счастью, псевдоцивилизация расы господ находилась в насыщенном звёздном скоплении, и поэтому одна из цивилизаций входящая в ВК была, по космическим масштабам, недалеко от них. Именно в этот период исследовательский звездолёт данной цивилизации открыл псевдоцивилизацию расы господ.
Планета, входящая в ВК, называлась Риза. Ризяне на момент контакта с Тирином умели совершать межзвёздные полёты более 1000 лет. Но Тирин не открыли, он, подобно Ириде, находился на самой окраине звёздного скопления, а их экспансия была направлена в насыщенные звёздами центральные области. Звездолёт ризян вышел на высокую орбиту вокруг Тирина, назвал себя на языке Кольца, начал приём телепередач, и открытой информации во всепланетной компьютерной сети. Олигархия была ещё не готова к войне, и поэтому решила не уничтожать звездолёт. Более целесообразным она сочла обман ризян – попыталась выдать себя за обычную цивилизацию. Олигархия также прекратила транслировать в СМИ информацию гладиаторских боях и войнах.
Но они переоценили свои возможности. Анализ телепередач и информации из компьютерной сети показал ризянам признаки социального нездоровья. Кроме того, на орбите Тирина шли работы по созданию системы противокосмической обороны, а легенда прикрытия не обманула звездолётчиков. Тогда до боевого столкновения не дошло, и звездолёт свободно улетел на Ризу.
На Ризе научная проработка доставленной информации показала истинный характер псевдоцивилизации тиринцев и установила, что их технологический уровень отстаёт от уровня Ризы. Но она также установила, что Тирин, в плане высоких технологий, развивается невероятными темпами, и если немедленно не принять меры, то технологическое преимущество реализовать не удастся. Ризяне действовали решительно – исполнив долг перед Галактикой в полной мере. Риза создала боевой космический флот и, применив на практике Первый Закон Великого Кольца об уничтожении режимов закрывающих людям путь к знанию, атаковала Тирин. Бой в космосе был жесток и скоротечен. Из пятидесяти звездолётов вторжения погибло двенадцать, система противокосмической обороны Тирина и его боевой флот, состоящий их ста звездолётов, были уничтожены. Ризяне потребовали от тиринцев освободить от населения большие города, основу военно-космической промышленности. Тиринцы выполнили ультиматум. Большие города были уничтожены.
Параллельно рассказу в поле зрения шли картины битвы. Яростно и фантасмагорически красочно вели огонь сигарообразные звездолёты ризян и тиринцев. Взрывались уничтоженные корабли – превращаясь в пронизанные огнём туманности, намного чаще это происходило с большими по размеру тиринскими звездолётами. Впечатляли окружённая сиянием плазмоидов и пронзённая светоносными копьями лазерных лучей оборона, а затем взрывы трёх тиринских орбитальных крепостей, скрывающие каждую крепость в море пламени. Термоядерные удары по планете, особенно по ночной её стороне, воспринимаемые из космоса немыслимо яркими, светозарными вспышками. Уничтожаемые в воздухе тиринской системой противоракетной обороны ризянские боеголовки, расцвечивающие небо насыщенными сполохами, сплетающиеся с сиянием лазерных лучей и взрывающихся противоракет в светоносный орнамент. Сметаемые мегатонными взрывами как карточные домики гигантские сооружения мегаполисов. Операторам хорошо удалось передать весь ужас и очарование войны, породившие доминату танатоса, серди элиты Тирина.
- Начинать вторжение на планету было нельзя, – продолжал голос. – Десантные транспорты, с большим количеством живой силы и техники для боевой операции на планете, могли подойти только через семь лет. Столько времени нужно, чтобы радиосообщение флота дошло до Ризы, и на полёт транспортов. Риза находится на расстоянии трёх световых лет от Тирина. Флот начал информационную войну. Через телевидение и компьютерную сеть населению Тирина разъясняли преступность режима интеллектуальной сегрегации, равно как и общественное устройство в системе ВК.
Поскольку интеллектуальная олигархия не применила особых методов воздействия на психику людей, такое было возможно. И началось создание на Тирине оперативно-агентурной сети. Ризяне и тиринцы довольно похожи, и после небольшого медицинского вмешательства, внешний облик ризян-агентов становился неотличим от облика тиринцев. Неразбериха, начавшаяся на планете после ядерных ударов, позволила операции по внедрению агентуры пройти успешно. Постепенно опереться на помощь обычных людей у агентуры были все шансы.
Тем не менее, после подхода десантных транспортов война продолжалась ещё пятнадцать лет, и потребовала большого подкрепления с Ризы, вынудившего мобилизовать всю экономику.
Высокоинтеллектуальная олигархия, не теряла времени даром, и за семь лет разработала массу новых эффективных систем вооружения. Война стоила жизни полутора миллиардам тиринцев, и семи миллионам ризян. Главную роль в победе сыграло только вовремя реализованное технологическое преимущество. Высокоинтеллектуальную олигархию уничтожили физически почти поголовно – её представители не сдавались в плен, предпочитая гибель. К тому же мера ненависти простых тиринцев к ним оставалась чрезвычайно высокой, и избиение приняло массовый характер. Было убито так же очень много тиринцев – обычных людей, сохранивших верность олигархии, в основном их детей и близких родственников.
Сцены боёв на планете впечатляли не меньше, чем в космосе. Разум отказывался верить, что люди, достигшие такого уровня мудрости и могущества способны предаваться настолько отвратительному занятию. Но факт оставался фактом. Как и тот, что это занятие имело свою чудовищную эстетику породившую и развивающую танатос. Необычные летательные аппараты поливали огнём один другой и позиции противника. Воины с обеих сторон в серебристых и тёмно-синих скафандрах, очевидно игравших роль защитных доспехов, сталкивались непосредственно, ведя огонь из стрелкового лазерного и плазменного оружия, и эти схватки были невероятно зрелищными. Фортификационные сооружения из непонятных сверхпрочных строительных материалов, яростно «отплёвывались» огнём от атакующей техники. Другие сцены разрушения и смерти, от которых было невозможно оторвать взгляд.
- После освобождения на Тирине приняли закон о временном замораживании развития Третьей сигнальной системы аналогичный закону ВК, и ситуация стабилизировалась, – продолжал голос. – Сейчас Тирин является обычной планетой ВК.
С тех пор прошло десять тысяч лет.
Многотысячелетние исследования Третей сигнальной системы учёными ВК показало – её развитие крайне опасно, поскольку ослабляет центры торможения, давая при этом большое, как индивидуальное, так и социальное могущество. По сути, человек пробудивший высшие способности однажды приходит к мысли, что он по могуществу равен богу, а психика большинства людей не может выдержать такого испытания.
Непосредственные же исследования ситуации на Тирине проявили всю немыслимую опасность такого пути. У большинства людей высшие способности крайне сложно пробудить. Что в условиях доминанты высокоинтеллектуальной элиты, неизбежно ведёт к интеллектуальной сегрегации и стремительному вырождению элиты в олигархию. Темпы развития Тирина, равно как и темпы развития многих фашистских государств, неоднократно возникавших на более низком историческом уровне, показывают – именно Тирин оптимальный путь развития. Но в извращённом мироздании оптимально, не всегда человечно, поэтому и возникает псевдокрасота. Конечно, исследования Третьей сигнальной системы нужно продолжать, что и делается. Но его разумнее вести извне, а не изнутри, не стимулируя развития высших способностей, поскольку последствия такого проникновения в психику слишком опасны и непредсказуемы. Тирин показал и всю меру опасности таких цивилизаций. Он не уничтожил систему Великого Кольца и не переделал другие цивилизации по своему образу и подобию, только потому, что был вовремя остановлен!
В тоже время, произошедшее на Тирине, безусловно, трагедия, поскольку по-своему были правы обе стороны: и система ВК вместе с обычными людьми Тирина, и одарённые изгои. И трагедия закономерна: если высшие способности сознания цивилизации начинают масштабно пробуждать, будучи не готовы к этому – страшные силы преждевременного познания способны выйти из-под контроля как никогда.
Наступила тишина.
В поле зрения вспыхнул центр Галактики. Тысячи и тысячи звёзд сияли на предельно небольших расстояниях друг от друга, поражая светозарным великолепием.
- К сожалению, – продолжал голос, – события на Тирине не главное, о чём я должен рассказать. В центре Галактики существует великая цивилизация, по-видимому, так же развивающая Третью сигнальную систему. Она полностью изменила осевое звёздное облако центра Галактики, создав там колоссальную зону жизни на миллионах планетных систем, не знающих ночной тьмы, освещаемых излучением центра Галактики. Оттуда близкие к облаку цивилизации ВК получают непонятные сообщения – картины сложных, невыразимых нашими понятиями структур. Похоже, эта цивилизация полностью переустраивает ядро Галактики по своему усмотрению, и, по-видимому, они умеют уменьшать и увеличивать температуру звёзд и переустраивать целые планетные системы. Интересно кажущееся отсутствие обитателей на планетах около центра Галактики, где под километровыми сводами застыли или медленно вращаются прозрачные диски, излучающие голубое сияние. В других мирах встречают ...

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
ветеран форума




Пост N: 1222
Зарегистрирован: 30.11.06
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.05.09 18:02. Заголовок: 4. Командир звездол..


... ся звездовидные формы, окаймленные тысячами ослепительных фиолетовых шаров, в отличие от дисков ориентированные вертикально.
В поле зрения вспыхнули описанные картины.
- Никто в ВК не знает, что это: машины, конденсировавшие какой-то вид энергии, или психические воплощения мыслящих существ, пожелавших остаться не распознанными. Эта информация не является секретом, и транслируется по ВК, ограничение введено на другое. Ещё не один звездолёт, посланный нами в центр Галактики, не вернулся. Это и даёт основания считать, что данная сверхцивилизация нездорова социально. Похоже, они возомнили себя богами, и, как всегда в таких случаях – стали демонами, погубив души. Слишком опасно будить Тёмное Пламя Кундалини вечно тлеющее в душе, оно может легко её сжечь, причём не только у отдельных людей, но и у целых цивилизаций. Поэтому и введено ограничение на данную информацию. Если распространить её по Галактике, ряд недостаточно зрелых обществ не устоят перед соблазном развивать Третью сигнальную систему, и социально нездоровых цивилизаций станет намного больше.
Интересно и то, что, не допуская в центр Галактики звездолёты Великого Кольца, данная цивилизация транслирует в космос информацию о себе. Почему не знает никто. Возможно, передачи адресованы не нам, может быть центр Галактики не их родина, или у них есть колонии и в других местах. В пользу этой гипотезы говорит факт, что передачи не рассчитаны на наше понимание. А может быть это предупреждение, что бы мы не посылали экспедиций в облако, демонстрация могущества с целью не допустить вмешательства в их непостижимые для нас дела. В отличие от Тирина, они не проявляют агрессивности, а только замкнутость, что, впрочем, тоже характерно для инфернальных сообществ.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 51 , стр: 1 2 3 All [только новые]
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 18
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет